ВЕСТИ О ВОССТАНИИ НА ДОНУ

Ах служили мы на границе три годочка:

Нам ни весточки, ни грамотки с Дону нету,

Ни словесного челобитьица нам не прислано,

На четвертом годочке перепала весточка.

Не полуночная звезда с небес упадала,

А скорая почта прибегала Ко походному нашему атаману,

Ко Иванушке Ивановичу Фролову:

«Уж ты здравствуй, походный наш атаман,

Уж ты здравствуй с походными старшинами,

Уж ты здравствуй со служащими казаками!

Как у нас-то на тихом Дону нездорово:

Как приехали к нам на тихой Дон

Все рассыльщики, Во рассыльщиках были два боярина,

Без указа-то они государева нас разоряют.

И они старых стариков всех ссылают, $ Молодых-де малолеток берут во солдаты.

Оттого-то каш славный тихий Дон возмутился, Возмутился славный тихий Дон вплоть

До устьица, Как и до славного до города Черкасского».

Не красное солнце из-за гор выкаталось, Собиралось войско донское ко тому двору

Долгорукову. Как выходит же Долгоруков-князь на красён

Крылец,

Выносит же он указушки скорописные, Скорописные все фальшивые.

Как прослушавши указушек, Некрасов-сын Подходил к Долгорукову близехонько,

Говорил речи с ним смелехонько;

Как отвел же Некрасов свою руку правую, Ссек-срубил с Долгорукова буйну голову И потом стал объяснять старикам;

И набрал он с собою силы, Некрасов-сын, Много-множество — тысяч до сорок,

Кроме старого и малого, всё военного,

И повел эту силу через Кубань-речку;

Переправу имел трое суточек;

Переправившись Через Кубань-речку,

Богу молился.

Ой возмутился да наш батюшка Дон, возмутился,

Да он от самой было вершинушки до самой устюжи, До самой устюжи, да до острова было Черкасского. Возмутил же батюшку тихий Дон Иванович, братцы,

А он донской казак Игнатьюшка Некрасов,

А он, братцы, Игнатьюшка, да сын Некрасов.

Ой да он собрал-то вот казаков сорок тысячей, Окромя малого, окромя старого, толечка одних

Служивых.

Собирал он донцов-казаков, братцы, во единый круг, Ой да во единый-то, было, круг, да на единый луг. Ой со вечерней-то зари они, казаки, собиралися,

А на утренней зорюшке они, братцы, во поход пошли, Да переправимшись, они, донцы, через Дон батюшку, Ой да во поход-то они пошли да на Кубань-речку. Как во чистом степу они, братцы, становилися, Становилися они, братцы, во казачий-то круг,

Ой посреди-то круга казачьего стоит, стоит знамя,

Ой да стоит знамя, она, братцы, развевается, Позади-то стоит, а он вот, раздвижной стул,

А на ем-то сидит, а он да, молодой атаманушка, Молодой атаманушка Игнатушка, а он сын, братцы, Ой да а он сын, братцы, Некрасов — донской казак. Перед ними-то стоят они всё, да полковнички,

А за ними-то стоят они, удалые сотники.

Тут писал-то, писал он, братцы, Игнатьюшка,

Ой он писал письма да всё скорописныя,

Он писал, братцы, письма шельме царю белому,

Царю белому, князю неверному, шельме Долгорукому: «Ай спасибо тебе, царь белый, что поил нас,

Что кормил,

Ой да берёг нас, дюже жаловал войско донское.

Ты в одном-то, царь белый, нас дюже не жаловал:

Ты прислал на тихий Дон шельму посылыцика,

Ой да всё посылыцика шельму князя Долгорукова.

Ой да он прибег-то на Дон да разорять нас стал,

Нашу братию донских казаков без вины

Казнил-вешал, Ой малолеточков наших он в солдаты брал,

А малых детушек наших а он в тихий Дон бросал, Стариков-то наших а он батогами бил.

Уж мы бросили свое житье-бытье, свои именьицы, Да оставили тебе, царь, Дон со всеми притоками,

Ой пошли мы все казаки на Кубань-реку».

Updated: 05.08.2013 — 17:15