Угрюм-Бурчеев

В «Истории одного города» ( 1869—1870) М. Е. Салтыкова-Щедрина глуповский градоначальник, «чистейший тип идиота, при­нявшего какое-то мрачное решение и давшего себе клятву привести его в исполнение… Про­хвост в полном смысле этого слова… прохвост всем своим существом, всеми помыслами». Он составил себе такой план Глупова: улицы идут от площади радиусами, все дома одной величины и формы, одного цвета; в каждом доме одинаковое число жителей, семейства подбираются по росту и т. п. Для осу­ществления своего фантастического плана он решил разрушить город и уст­ранить реку и т. п. Угрюм-Бурчеев — сатира на российских администрато­ров-самодуров. Отсюда же возникло «угрюмбурчеевщина» — слово, озна­чающее тупое, административное самодурство.

Уж коли зло пресечь,

Забрать все книги бы да сжечь.

Цитата из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1824), д. 3, явл. 21, слова Фамусова. Цитируется по адресу реакционеров, пред­ставителей мра­кобесия.

Ужасный век, ужасные сердца!

Цитата из драмы А. С. Пушкина «Скупой рыцарь» (1836), сц. 3. Иногда цитируется неточно: вместо «ужасный» — «железный».

Уймитесь, волнения страсти.

Начальные слова одного из популярных романсов М. И. Глинки (1804—1857) «Сомнение» (1838), написанного на стихи Н. В. Ку­кольника (1809—1868).

Укор невежд, укор людей.

Из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Я не хочу, чтоб свет узнал…» (1845):

Укор невежд, укор людей

Души высокой не печалит;

Пускай шумит волна морей,

Утес гранитный не повалит…

Украденное счастье.

Так назвал украинский писатель И. Я. Франке (1856—1916) свою драму, поставленную на сцене в 1893 г. и вошедшую в золотой фонд украин­ской драматургии.

Updated: 03.02.2014 — 17:42