СУРКОВ Алексей Александрович

(1899—1983), поэт

321

В белоснежных полях под Москвой.

«В землянке» (1941), муз. К. Листова

322

До тебя мне дойти нелегко, / А до смерти – четыре шага.

Там же

323

Мне в холодной землянке тепло / От моей негасимой любви.

Там же

Обычно поется: «…От твоей негасимой любви».

324

По военной дороге / Шел в борьбе и тревоге

Боевой восемнадцатый год.

«Конармейская песня» (1935), муз. братьев Дан. и Дм. Покрасс

325

Были сборы недолги.

Там же

326

Помнят псы-атаманы, / Помнят польские паны

Конармейские наши клинки.

Там же

327

Нерушимой стеной, / Обороной стальной

Сокрушим, уничтожим врага.

«Песня защитников Москвы» (1941), муз. Б. Мокроусова

328

На просторах Родины чудесной, / Закаляясь в битвах и труде,

Мы сложили радостную песню / О великом друге и вожде.

«Песня о Сталине» (1938), муз. М. Блантера

329

Сталин – наша сила боевая, / Сталин – нашей юности полет.

С песнями, борясь и побеждая, / Наш народ за Сталиным идет.

Там же

330

Смелого пуля боится, / Смелого штык не берет.

«Песня смелых» (1941), муз. В. Белого

331

* Музы не молчали.

«Стихи в строю. Начало разговора», переработанная стенограмма выступления на открытом партсобрании московских писателей 22 мая 1942 г. (опубл. в 1961 г.)

О поэзии первого года войны: «Музы не замолчали. Наоборот, их голос окреп».

Updated: 05.10.2013 — 15:02