Страна неограниченных возможностей

Немецкий писатель Иоганн Готфрид Зейме (1763—1810), слу­живший при Екатерине II некоторое время офицером в русской армии, писал: «Уже давно принято было говорить: Россия — страна возмож­ностей, и прихо­дится, конечно, оставить в силе эту сентенцию и в правление Екатерины, когда видишь появление таких людей, какими были Орлов и Потемкин» (J. G. Scumе, Leben und Charakter der Kaiserin Katharina II (1797), Sдrntliche Werke, Leipzig, 1863, В. 5, S. 232). Выражение «страна возможностей», а затем — «страна неогра­ниченных возможностей», характеризовавшее, очевидно, пер­воначаль­но Россию XVIII в., в дальнейшем стало употребляться как характе­ристика произвола правящих кругов царской России вообще. Это же выра­жение в 1902 г. было применено к Североамериканским Соединенным Шта­там немецким журналистом Людвигом Максом Гольденбергом (1848—1913), посетившим Америку с целью ознаком­ления с ее экономикой. В № 132 «New-Yorker Staats-Zeitung» от 3 ию­ня 1902 г. появилась его беседа с пред­ставителем Ассошиэйтед Пресс, которому он сказал: «Европа должна быть бдительной. Соединенные Штаты — страна неограниченных возможно­стей». По возвращении из Нью-Йорка в Германию Гольденберг напечатал несколько очерков о США, которые получили широкий отклик, и выражение «страна неограниченных возможностей» стало часто применяться в Запад­ной Европе по адресу США. Гольденберг, говоря об Америке как о стране «неограниченных возможностей», имел в виду ее богатые экономи­ческие ре­сурсы (Bьchmann, Geflьgelte Worte).

Updated: 24.01.2014 — 02:46