РУССКИЕ СОЛДАТЫ И ОФИЦЕРЫ В СЕВАСТОПОЛЕ

В Севастополе стояли,

Горы каменны ломали.

Гоц калина, гоц малина.

Горы , каменны ломали.

Батарею выкладали,

Батарею выкладали,

Мы воды мало видали.

Нам холодная вода Слаще меду и вина.

Аржаные сухари —

Все приятели мои.

А гречушная каша —

Родимая мати наша. Эскадронный командир, ,

Во крестах его мундир,

Офицеры молодые,

Эполеты золотые,

По траншеюшкам гуляет И в нас храбрость пробуждает. Вот, бывало, чуть-чуть свет — Командир наш на барбет.

Всех скликает, всех сзывает. Песни петь нас заставляет.

Уж мы песенки певали, Англичанку удивляли.

А как мы пустились в пляс, Французик наш кричит: «Пас!»

Как во пятый было год _ Заточен был наш город;

Как Бизяйов-генерал По станицам пробегал,

По станицам пробегал,

Стариков всех собирал И братьями называл:

«Старики, братцЫ-уральцы, Однокровец вёдь я ваш.

Есть родня моя среДь вас,

От царй прислан указ,

В год учить детей три раз». Старики же отвечали,

Громким годоеом кричали:

«Не желйм принять ученья, Лучше пойдем на мученье!»

Тут Бизянов-генёрал Рассерженный пробегал,

Во станицу прибегал,

! Стариков он всех собрал, Солдатами т-таковал.

И & Уральский провожал,

Там по камерам сажал.

Из камерой выводили ‘

И к подписке подводили.

«Не желам мы подписаться,

Все готові заковаться».

Вот Бизяной-генерал Заковать их приказал,

По этапу провожал.

Пошли они, зашумели И железом загремели:

«Вы простите, родны, нас,

Не пишитесь здесь без нас. Потеряете всех наїс.

Ты прости, город Уральск И Урал быстра река!»

Как шли двое невольников Из неволи, .

Из той орды проклятой ‘

Из Хивинской; ! Пришли они к быстрой реке Ко Уралу.

На ту пору Урал-рёка, ^ Возмутилась, , }

С песком она да с желтеньким Носмешалась,

Ледком она да тонёньким Сомыкалась,

Снежком она да беленьким Покрывалась.

Один из них пустился в путь Через реку;

Он правой своей ножкой в снег Становился. .

И только что успел он в лед Упереться,

Как беленький снежочек вдруг Распахнулся,

А тоненький ледочек вдруг Обломился,

Удалой добрый молодец Стал тонути.

Товарищу он взгаркнул тут Благим матом; .

«Ты гой еси, товарищ-друг,

Брат названый,

Не дай ты мне в мои года Жалко сгибнуть,.. ,

Беги да протяни скорей Праву руку!» —

«И рад бы я тебе Протянута,

Да рука-то теперь моя Коротенька,

А быстра Урал-речушка Глубоконька».

И шли два солдата со службы домой, Одному солдату навстречу отец,

Одному солдату навстречу отец.

«Здорово, папаша!» — «Здорово, сынок!» — «Расскажи, папаша, как наша семья, Расскажи, папаша, как наша семья?» — «Семья, слава богу, прибавилася:

Жена молодая сына прибрела,

Жена молодая сына прибрела».

Сын отцу ни слова, седлает коня,

Приезжает к дому — стоят мать с женой, Приезжает к дому — стоят мать с женой. Мать стоит с улыбкой, жена со слезой,

Мать стоит с улыбкой, жена со слезой.

Мать сына просила: «Прости, сын, жене!» — «Тебе, мать, прощаю, жене — никогда,

Тебе, мать, прощаю, жене — никогда». Заблестела сабля в казачьей руке,

Слетела головка с неверной жене,

Слетела головка с неверной жене.

«Ой боже мой, боже, що я наробил,

Жену молодую со света сгубил,

Жену молодую со света сгубил.

Жену похоронят, меня закуют,

Маленьку малюточку людям отдадут, Маленьку малюточку людям отдадут!»

Как во городе во Санкт-Питере,

Что на матушке на Неве-реке,

На Васильевском славном острове, Как на пристани корабельные, Молодой матрос корабли снастил О двенадцати тонких парусах, Тонких, белыих, полотняныих.

Что из высока нова терема, .

Из косящатого окошечка,

Из хрустальный из оконенки Усмотрела тут красна девица,

Красна девица, дочь отецкая; Усмотрев, выходила на берег,

На Неву-реку, воды черпати; 4 Почерпнувши, ведра поставила,

Что поставивши, слово молвила:

«Ах ты, душечка, молодой матрос!

Ты зачем рано корабли снастишь О двенадцати тонких парусах, Тонких, белыих, полотняныих?»

Как ответ держит добрый молодец, Добрый молодец, молодой матрос: «Ах ты гой еси, красна девица,

Красна девица, дочь отецкая!

Не своей волей корабли снащу —

По указу ли государеву,

По приказу адмиральскому».

Подняла ведра красна девица, Поднявши, сама ко двору пошла. Из-под каменя из-под белого,

Из-под кустика с-под ракитова Не огонь горит, не смола кипит — Что кипит сердце молодецкое.

Не по батюшке, не по матушке,

Не по братце, не по родной сестре — Но по душечке красной девушке.

Перепала ли ему весточка:

Красна девица немочна лежит,

После весточки скоро грамотка:

Красна девица переставилась.

Я пойду теперь на конюший двор,

Я возьму коня что ни лучшего,

Что ни лучшего, самодоброго,

Я поеду ли ко божьей церкви,

Привяжу коня к колоколенке,

Сам ударюся об сыру землю.

«Расступися ты, мать сыра земля,

И раскройся ты, гробова доска,

Развернися ты, золота парча,

Пробудися ты, красна девица,

Ты простись со мной, с добрым молодцем, С добрым молодцем, с другом милыим,

С твоим верныим полюбовником!»

Updated: 04.09.2013 — 09:56