ПЕСНИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Русская земля. Никифоров А. И. Фольклор и «Слово о погибели Рускыя земли».— В кн.: Из истории русской фольклористики. Л., 1978, с. 197. Литературное произведение, созданное в XIII в., включает пес* ню-славу, существовавшую, очевидно, ранее. Уже первооткрыватель па­мятника X. М. Лопарев полагал, что в древности ее исполняли народ­ные певцы (Лопарев X. «Слово о погибели Рускыя земли», вновь най­денный памятник литературы XIII века. Спб., 1892, с. 11). А. В. Со­ловьев пришел к выводу, что это образец творчества дружинных пев­цов (Труды Отдела древнерусской литературы. Отв. ред. Д. С. Лиха­чев. М.—Л., 1958, т. 15, с. 78—115; т. 16, с. 143—146). А. И. Ники­форов обнаружил, что в измененном виде эта слава пелась русскими крестьянами еще в XIX столетии, и варианты были записаны фолькло­ристами. Вот фрагменты одного из них:

Сторона ли наша сторонка…

Она всем-то изукрашена:

И церковью божественной…

И озерами широкими,

И речкой-то быстрою…

На Украине, как считает А. И. Никифоров, древнерусские песен­ные формулы этой славы оказались использованы в народных думах, например, при характеристике чужой земли:

Ей ты, земле турецька,

Ты, виро бусурменьска!

Ты есть усим наповнена…

Восклицание «О!» употреблялось в начале исторических песен вплоть до XVIII—XIX веков. Следует отметить, что комментируемый текст не все исследователи воспринимали как песенный. Мы печатаем первую его часть, на наш взгляд не имеющую признаков литературной обработки и самостоятельную по содержанию.

Семь загадок. Баллады, 1963, с. 99. В основе песни лежит один из старейших фольклорных мотивов, связанный с брачными обычаями глубокой древности — испытанием загадками. (В «Повести временных

Лет», например, на этом мотиве основано знаменитое сказание о княгине Ольге.)

Василий и Софья. Баллады, 1983, с. 47. Мотив обращения чело­века в дерево, использованный в балладе,— еще дохристианский, ин­тернациональный, но само произведение отображает отношения хри­стианизированного феодального общества.

Федор Колыщатой. Баллады, 1983, с. 105. Балладная обработка былинного мотива. Волх — имя собственное, но волхв — колдун, вол­шебник. Отсюда — позднейшее переосмысление: «Софья волшебница». Хвастание на пиру у Владимира — зачин, обычный для былин.

Борис и Глеб. Калики перехожие, вып. 3, с. 632. Перед смертью киевский великий князь Владимир Святославич разделил русскую зем­лю между сыновьями; ростовским князем стал Борис, муромским — Глеб, новгородским — Ярослав. Старший сын Владимира (от первой жены Рогнеды) Святополк, ставший великим князем Киевским после смерти отца, решил истребить братьев, чтобы править единовластно. Возвращавшийся из похода на печенегов Борис был заколот посланца­ми Святополка на реке Альте 24 июля 1015 года. Затем Святополк по­слал гонца в Ростов к Глебу, призывая его поспешить в Киев, дабы проститься с будто бы живым еще отцом. Ярослав, узнавший об убий­стве Бориса, послал предостеречь Глеба. Гонец Ярослава застал Гле­ба на реке Смядыне около Смоленска. Сюда же вскоре подоспели убийцы, посланные Святополком. Глеба зарезали тут же 5 сентября 1015 года. Борис был похоронен в церкви Вышгорода, а Глеб — на месте его убиения. Вскоре Святополк (получивший затем прозвание Окаянный) был разбит Ярославом на реке Альте и умер во время бегства из Руси. Завладев Киевом, Ярослав в 1019 году приказал пе­ренести тело Глеба в церковь Вышгорода и положить рядом с Бори­сом. В 1072 году тела Бориса и Глеба перенесли в специально постро­енный новый храм в Вышгороде. Русская церковь признала их свя­тыми. Культ Бориса и Глеба стал очень популярен в Древней Руси, церковное житие их, написанное уже в 80-х годах XI века, читалось во время церковных служб. Народная баллада о Борисе и Глебе осо­бенностями своего содержания обязана воздействию жития.

Иван Дудорович и Софья Волховична. Баллады, 1983, с. 57. От­чество героя баллады происходит от слова «дудора», имевшего значе­ние «случайные люди, сброд, дрянь», что может указывать на социаль­ную подоплеку конфликта с братьями Софьи в первоначальной версии баллады. (В строке «Уж кафтан кладет…» сделана замена, в подлин­нике — слово «шинель».— Примеч. Д. М. Балашова.)

Княгиня и змей. Баллады, 1983, с. 146. Балладная переработка начальной части былины «Волх Всеславьевич».

Индрик-зверь. Баллады, 1983, с. 147. Переработка былинного за­чина, в котором появление зверя Скимена связывается с рождением богатыря Добрыни.

Казарин. Баллады, 1983, с. 22. Балладная обработка былины о Ми­хаиле Казарине. В 1106 году русский воевода Казарин отбил русских пленников, захваченных половцами. Упоминания татар — позднейшее переосмысление.

Князь Роман и Марья Юрьевна. Баллады, 1983, с. 43. Балладная обработка былины, отобразившей, видимо, эпизод из жизни князя Ро­мана Мстиславича Волынского, воевавшего с литовскими князьями во второй половине XII века. Литовский князь Ягайло воевал против Ру­си в последней четверти XIV века.

Туры златорогие. Баллады, 1983, с. 142. Баллада является пере­работкой текста, встречающегося иногда как зачин в некоторых бы­линах. Но этот зачин имеет, в свою очередь, самостоятельное проис­хождение, восходя, по мнению некоторых исследователей, еще к до­христианскому мифологическому прототексту, и связывается с собы­тиями более ранними, чем нашествие татаро-монголов. Но основной смысл дошедших вариантов — предсказание бедствий татарского наше­ствия.

Чудесное спасение. Баллады, 1983, с. 30. Финальный мотив балла­ды перекликается с известной легендой о граде Китеже, опустившемся на дно озера при нашествии татар. Упоминание царя крымского — по­зднее привнесение в древний текст.

Авдотья Рязаночка. Баллады, 1983, с. 17. Упоминания Бахмета турецкого и Казани — позднейшие замены в балладе, отозвавшейся на разорение Рязани Батыем в 1237 году. Позднее Рязань была разоре­на ордынским ханом Ахметом (1472 год). Повлияли также песни о разгроме Казани в 1552 г. и воспоминания о позднейших войнах с османской Турцией.

Гибель полонянки. Баллады, 1983, с. 20. В некоторых поздних ва­риантах этой баллады татар заменили французы.

Спасение полонянки. Баллады, 1963, с. 206. Переделка предыду­щей песни.

Девушка взята в плен татарами. Баллады, 1963, с. 204.

Брат спасает сестру. Баллады, 1983, с. 38. Будучи сюжетно близ­ка песне о Казарине, эта баллада также связана с поэтикой былин.

Полонянка надеется на выкуп. Баллады, 1963, с. 205.

Татарский полон. Баллады, 1983, с. 11. В некоторых вариантах мать уезжает на Русь. Татары иногда заменяются турками.

Щелкан. Баллады, 1983, с. 34. Есть несколько вариантов этой пе­сни, где, в отличие от напечатанного нами текста, не говорится об убиении тверичами Щелкана. Его гибель только предсказывается — в проклятии родной сестры, к которой Щелкан заезжает перед от­правлением в Тверь:

Ты прощай же, мой родной брат!

Ужо по роду — родной брат,

По прозванью — окаянный брат.

И кабы ти уехати И назад не приехати.

Кабы ти самому на ножи остыть И на сабли на вострые.

Хулительная песня была сложена тверичами о Чолхане, вероятно, еще до того, как он получил возмездие. Известие о гибели ненавист­ного насильника послужило основанием политически важного фактиче­ского дополнения. Присоединение нового окончания к песне, составив­шей основу баллады, произошло, видимо, еще в 1327 г.: в следующем году Тверь была разорена ордынским войском, отомстившим за убие­ние Чолхана, что уже не согласуется с финальной строкой печатае­мого варианта песни.

Симеон Гордый. Калики перехожие, вып. 3, с. 672. В конце прав­ления великого князя Московского Симеона Ивановича, прозванного Гордым (1340—1353 гг.), Русь была опустошена массовой эпидемией — «моровой язвой». В это же время началась война с сильным и ковар­ным врагом Руси — великим князем Литовским Олгердом. Но он почти сразу запросил мира, который и был заключен Симеоном Гордым. Вскоре прекратилась эпидемия. Митрополит Петр (умер в 1326 году) был причислен церковью к лику святых. Силой его загробных молитв, сообщает летописец, современники объясняли прекращение эпидемии.

Егорий. Баллады, 1983, с. 32. Баллада основана на переосмысле­нии литературного сюжета, одного из популярнейших в Древней Руси.

Новгородцы идут против Мамая. История русской литературы. М.— Л., 1945, т. 2, с. 218. Песня помещена в рукописи XVII века, со­держащей повествование о Куликовской битве (см.: Шамбинаго С. Повести о Мамаевом побоище. Спб., 1906, с. 292—302). При публика­ции опущены выявленные исследователями добавки писца к тексту народной песни. Новгородская республика была связана союзным до­говором с Московским великим князем. Летописи почти не упоминают об участии новгородского войска в Куликовской битве 1380 г. Но сох­ранился древний синодик (церковное поминание), где говорится о по­гибших в ней новгородцах.

На поле Куликовом. История русской литературы. М.— Л., 1945. т. 2, с. 219. Отрывок песни находится в той же рукописи XVII века (добавления писца к народнопесенному тексту опущены). Аналогич­ные описания встречаются и в исторических песнях более позднего времени, например, в помещенных ниже песнях об Отечественной вой­не 1812 г. Современники отмечали исключительную ожесточенность Ку­ликовской битвы; в этом отношении имевшее эпохальное историческое значение сражение на Куликовом поле не уступало сражению под Бородином.

Дмитровская суббота. Калики перехожие, вып. 3, с. 673. Потери обеих сторон в Куликовской битве были исключительно велики. Немец­кие хроники сообщают, что в этом сражении участвовало 400 ООО че­ловек. Согласно данным русских летописей, войско Мамая было ист­реблено почти полностью, а русских осталось только одна треть. Не было возможности похоронить всех павших на поле боя.

Аника-воин. Баллады, 1983, с. 133. Баллада основана на перера — ботке одного из сказаний византийского эпоса VIII—IX веков, посвя­щенного Дигенису Акриту — о смерти непобедимого (по-гречески «анн — кетос») Дигениса. Позднее песня испытала воздействие Повести о спо­ре жизни и смерти (Повесть была распространена в русской литера­туре с первой половины XVI века).

Царь Давыд и Олена. Баллады, 1983, с. 148. Баллада основана на существенной переработке библейского сказания о Фамари — до­чери царя Давида и его сыне Амноне (Вторая книга царств, гл. XIII, стих 1 — 18).

Домна. Баллады, 1983, с. 49.

Дочь тысячника. Баллады, 1983, с. 150.

Дети вдовы. Баллады, 1983, с. 71.

Братья-разбойники и сестра. Баллады, 1963, с. 124.

Братья узнают сестру. Баллады, 1963, с. 127.

Непростимый грех. Баллады, 1983, с. 140.

Князь Михайло. Баллады, 1983, с. 76.

Князь Роман жену терял. Баллады, 1983, с. 65.

Молодец и королевна. Баллады, 1983, с. 87. Балладная переработ­ка былины. Упоминание солдатских наборов — позднейшее привнесение.

Вещий сон. Баллады, 1963, с. 139. Баллада основана на литера­турном источнике.

Часовой у гроба Ивана Третьего. Ист. песни, I, № 282. Иван III Васильевич подчинил Казанское ханство, посадив ханом своего став­ленника. Но незадолго до своей смерти, в связи с резким изменением обстановки в Казани, Иван III задумал поход; он тщательно подго­тавливался и состоялся только в 1506 году, через год после смерти Ивана III. Комментируемая песня не могла быть сложена в связи со смертью его внука Ивана Васильевича Грозного, так как задолго до нее (в 1552 году) Казанское ханство окончательно вошло в состав Русского государства.

Поход на Казань. Ист. песни, I, № 106. Лично возглавлявшиеся царем Иваном Грозным походы на Казань предпринимались в 1547, 1550 и 1552 годах. Последний окончился взятием города и ликвида­цией угрожавшего Русской земле Казанского ханства.

Казаки идут к Казани. Ист. песни, I, № 317. Казаки участвова­ли в казанском походе 1552 года.

Взятие Казани. Ист. песни, I, № 47, 53, 49. В 1552 году русские войска, возглавляемые Иваном IV, взяли Казань после ожесточенного штурма. Взрыв городской стены в результате подкопа сыграл при этом существенную роль. Последний казанский царь Едигер отвергал все предложения сдаться, был взят в плен, привезен в Москву и при крещении получил имя Симеон. Царский титул был принят Иваном IV ранее, но ликвидация Казанского царства укрепила его власть и ав­торитет. Река Казанка, Булат-река (проток Булак) — географические реалии. Начальный эпизод — сон царицы — перенесен в песню из бы­лин. Вызывающее поведение осажденных перед взятием Казани за­свидетельствовано и письменными источниками.

Ермак помог взять Казань. Ист. песни, I, № 358. Казаки входили в состав русских войск, взявших Казань, но их роль в песне сильно преувеличена. Об участии Ермака в событиях 1552 года нет сведе­ний в письменных источниках.

Казань-город. Баллады, 1983, с. 161. Песня отразила воспомина­ния о больших жертвах при взятии Казани.

Ермак в турецком плену. Ист. песни, I, № 377. Захваченная тур­ками в середине XV века крепость Азов в течение трех веков была главным объектом сражений. Донским казакам в XVI—XVII веках принадлежала главная роль в этой борьбе. Но о Ермаке в письмен­ных источниках нет сведений, относящихся к содержанию песни.

Ермак и турки. Ист. песни, I, № 119. В письменных источниках нет сведений об участии Ермака в действиях казаков против турок под Азовом.

Иван Грозный и молодец. Ист. песни, I, №305. О действиях Ерма­ка, упомянутых песней, нет сведений в письменных источниках.

Молодец на допросе. Ист. песни, I, № 301. Упоминание солдат — позднейшее привнесение.

Молодец и казна монастырская. Баллады, 1963, с. 233. Упомина­ние царя Петра — позднейшая замена.

Правеж. Баллады, 1983, с. 175. Правежом называлось в древне­русском праве принуждение к уплате долгов, пошлин и прочего, в том числе и битье батогами.

Терские казаки и Иван Грозный. Ист. песни, I, № 286. Есть све­дения, что в 1555 году Иван IV принял делегацию гребенских казаков и «пожаловал» их рекой Тереком с обязательством военной службы.

Иван Грозный под Серпуховом. Ист. песни, I, №269. В 1556 году Иван Грозный решил предупредить ожидавшийся поход крымского ха­на на Русь. Царь распорядился князьям и боярам собрать войско в Серпухове. Сюда к царю прибыл гонец от воеводы Данилы Чулкова с известием, что Чулков разбил отряд крымцев у Азова и от пленных узнал, что хан повернул назад. Популярное имя Краснощекова пере­несено из позднейших песен XVIII века (так же как и упоминание генералов и фельдмаршалов).

Смерть царицы Анастасии. Ист. песни, I, № 264. Имя царицы в песне не названо, но речь идет, несомненно, о первой жене Ивана IV Анастасии Романовне, умершей в 1560 году. Ее смягчающее влияние на характер мужа отмечалось современниками.

Кострюк. Баллады, 1983, с. 163. В 1561 году Иван Грозный же­нился вторым браком на Марии, дочери кабардинского князя Темрю — ка Айдарова. У нее было два брата — Мастрюк и Михаил. Первый приезжал ненадолго в Москву.

Гнев Ивана Грозного на сына. Баллады, 1983, с. 167; Ист. песни, I, №221. Современники отмечали раздор между Иваном Грозным и его старшим сыном, Иваном, после новгородского похода 1570 года. Некоторая часть московской знати симпатизировала при этом сыну царя. Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский (Малюта), приближен­ный Ивана IV, глава опричного террора, известный своею жестоко­стью. Никита Романович Захарьин-Юрьев — боярин, брат первой жены Ивана Грозного. Реальный эпизод, послуживший фактическим матери­алом песни, по письменным источникам неизвестен. Ообское, Опское — Псков. Иван, Федор — сыновья Ивана Грозного.

Набег крымского хана. Ист. песни, I, № 272. В 1572 году крым­ский хан Девлет-Гирей с 120-тысячным войском совершил поход на Русь, но в 50 верстах от Москвы проиграл несколько сражений, пос — ле чего бежал в Крым. Дивей-мурза, один из крупных татарских во­еначальников, попал при этом в плен и был доставлен в Новгород, где тогда находился Иван IV. Перед походом города и уезды Русской земли были заранее распределены между мурзами крымского хана; он похвалялся турецкому султану, что в течение года займет всю Рус­скую землю своими мурзами, а русского царя пленником приведет в Крым.

Ермак у Ивана Грозного. Ист. песни, I, № 364. Отряд казаков под начальством Ермака 1 сентября 1582 года по приглашению уральских землевладельцев и промышленников Строгановых выступил в поход за Урал, чтобы защитить их владения от набегов хана Кучу — ма, разорвавшего признанную его предшественником в 1555 году вас­сальную зависимость Сибирского ханства от Москвы. В 1582 году Ер­мак разбил войско Кучума и занял его столицу; в 1585 году погиб во время неожиданного нападения Кучума.

Оборона Пскова. Баллады, 1983, с. 189. С сентября 1581 по ян­варь 1582 года Псков героически оборонялся от войск польско-литов­ского короля Стефана Батория, так и не сумевших взять город. Защит­ники его отразили более тридцати приступов; в ноябре 1581 года Ба — торий покинул войско, осаждавшее город, и вскоре заключил переми­рие с Русским государством. Полоцк был захвачен Баторием с боль­шим трудом в 1579 году, Великие Луки — в 1580-м. Гетман Ходке — вич во время польской интервенции начала XVII века участвовал в осаде Волока Ламского, воеводой которого был Иван Константинович Карамышев; эти имена перенесены, очевидно, из более поздней песни об обороне Волока Ламского; упоминания о солдатах — тоже анахро­низм.

Смерть Михайлы Черкашенина. Ист. песни, I, № 277. Во время ге­роической обороны Пскова в 1581—1582 годах был убит атаман дон­ских казаков Михаил Черкашенин, известный успешными действиями против крымского хана. По словам летописца, он заговаривал ядра, сам предсказывал свою гибель и то, что Псков не будет взят врагами.

Иван Грозный молится по сыну. Ист. песни, I, №261. В ноябре 1581 года Иван IV в припадке гнева ударил жезлом своего старшего сына Ивана, от чего тот вскоре умер. Оставшийся сын Федор по сла­боумию не мог стать дееспособным наследником престола. Царь был в отчаянии, предложил боярам выдвинуть из их среды будущего ца­ря. Бояре расценили это как хитрость и объявили, что не хотят ви­деть на престоле никого, кроме царского сына.

Иван Грозный и Домна. Баллады, 1983, с. 179. Переработка бо­лее древней баллады «Домна».

Смерть Ивана Грозного. Ист. песни, I, № 267. Иван Грозный умер после непродолжительной тяжелой болезни 18 марта 1583 года.

Старый орел. Баллады, 1963, с. 255.

Беглый княжич. Баллады, 1963, с. 243.

Убитый брат. Баллады, 1983, с. 73.

Лебедушка и сокол. Баллады, 1983, с. 223.

Оплошность казаков под Азовом. Ист. песни, II, № 100. Есть све­дения, что около 1690 года казаки, возвращаясь из-под Азова, легли спать без караула и почти все погибли от рук турок.

Жена князя Михайлы тонет. Баллады, 1963, с. 122.

Гнездо орла. Баллады, 1983, с. 237.

Князь и старицы. Баллады, 1983, с. 60.

Рябинка. Баллады, 1983, с. 80.

Молодец и худая жена. Баллады, 1983, с. 94.

Худая жена — жена умная. Баллады, 1983, с. 98. В балладе ис­пользованы мотивы былин.

Горе. Баллады, 1963, с. 216, 217, 218.

Молодец и Горе. Баллады, 1963, с. 219,

Updated: 16.09.2013 — 03:43