ПАРАША

Как пошла наша Параша Ко суседу по беседу,

Ко суседу во беседу Коромысла попросить. Коромысла попросить На Дунай-реку сходить.

Как вор ли-то Олёшка Догадлив, шельма, был: Наперед забежал,

За горой пролежал,

За горой пролежал,

Всё Парашу дожидал.

Как идет, идет Параша На Дунай-реку за водой:

«Еще помнишь ли, Параша,

Что отец твой говорил?

Он хотел отдать тебя Замуж за меня!» —

«Ох ты, вор ты, Олёшка,

Мне не быть за тобой,

Мне не быть за тобой,

Не слыть мне тобой,

Мне не слыть тобой,

Мне Олёшкиной женой!»

Он бил, топтал меня топочкам, Полужёными гвоздям.

Он бил по щекам,

По жемчужным серьгам. Чуть-насилу поднялась, Зашаталась, побрела.

Что навстречу Параше Рбдный батюшка идет:

«Еще что же ты, Параша,

Не весело идешь?

Позаплаканы глаза, Порастрепаны волоса!» — «Родной батюшко!

Худо можется,

Худо можется, Нездоровится!»

Со вечера Параша Разнемоглася,

Ко полуночи Параше Попа привели,

Ко белу свету Параша Переставилася.

Что во городе, в соборе,

В большой колокол звонят, Болыиие-то бояры Про Парашу говорят:

«Как уже нашу Парашу Хоронить понесут».

Уж как вор-то Олешка Догадлив, шельма, был: Наперед забежал,

На паперти простоял,

На паперти простоял,

В руках свечку продержал: «Доставалась Параша Ни мне, ни кому,

Ни мне, ни кому,

Ни товарищу моему! Доставалася Параша Что сырой земле,

Гробовой доске».

Лет семнадцати мальчишка, Неженатый, холостой,

Вот задумал он жениться, Позволенья стал просить: «Позволь, батюшка, жениться, Дозволь взять, кого люблю!» Отец сыну не поверил,

Что на свете есть любовь. «Есть на свете любовь равна, Всех вообще должно любить!» Мальчишечка слезно всплакал, Отцу слова не сказал.

И пошел он по дорожке Прямо к Саше под окно… «Прощай, Сашенька, милая, Дай с руки злато кольцо». Назад скоро возвращался По дорожке столбовой…

Вынул саблю, вынул остру, Поразил он сам себя.

Его буйная головка Покатилась по траве,

Его очи голубые Смело в солнышко глядя г,

Его письма дорогие Прямо к Саше в дом летяг. Саша письма получала И читала во слезах.

Где читала, там упала,

Тем и кончилась любовь.

С вечера позднехонько девки думал-думали,

На белой-то зоре в лес по ягоды пошли,

За калинкою, за малинкой, за черной смородиной.

В лесу все девушки, все красны ягод принабралисьони. Одна Машенька не набрала ничего,

Заплуталась красна девка во лесу,

Заплутавшись, становилась ко дубу.

Мимо девушки, мимо красной Никто не проедет, не пройдет,

Только зайка серый пробежал,

Как за заинькой за серым люта львица прошла.

За львицей за лютой млад охотничек едет,

Не доехавши, охотник со добра коня слезал, Подошедши к красной девке, низко кланялся он ей. Не спрося он ума-разума своего,

Стал с девкой шуточки шутить.

Отшутимши шуточки, стал выспрашивать ее:

«Скажи, девушка, скажи, красная,

Чьего матери-отца?»

Отвечала красна девка:

«Я не царского и не барского, богатого отца до*зь;

Нас у батюшки было семь дочерей,

Восьмой-ет братец ко царю служить пошел,

А девятый братец в лес охоту возымел».

Узнаёт охотник — девка родная ему сестра,

Вынимает млад охотник свой булатный острый нож. «Прощай, девка, прощай, красная,

Прощай, родная сестра!»

Зарезал охотник сам себя.

На горе, горе Стоял новый кабачок.

Как во этом кабачке Удалые вино пьют.

Богачи дивуются.

«Не дивуйтесь, богачи!

За всё денежки отдам,

Из кармашка гроша два, Целковеньких полтора».—

«Верю, верю тебе, пан,

На тебе синий кафтан,

За тебя дочку отдам,

Моя дочка панночка —

Настоящая кралечка».

Во субботу сватали,

В воскресенье венчали.

Приехали от венца,

Давай пива и вина!

Стали бражку распивать,

Стали пана поздравлять: «Здравствуй, здравствуй, пан, Откуда ты родиной?»—

«Родиной из Киева,

По прозванью—Карпов сын!» — «Здравствуй, здравствуй, панночка, Настоящая кралечка!

Откуда ты родиной?»—

«Родиной из Киева,

По прозванью Карпова!» —

«Поди, сестра, в монастырь,

А я пойду в темный лес,

Где бы зверь-ит меня съел».

Про один случай рассказывал купец: Добрый молодец девчонку облестил,

С ёй руки колечко получил,

Со своей руки золот перстень подарил, Обещался за себя замуж взять.

Потом вышел на паратную крыльцо, Свистнул-гаркнул семь лакеев-кучерей:

«Эх вы, братцы, семь лакеев-кучерей,

Вы подайте тройку вороных коней!»

Сел в коляску, быстры кони понеслись, Разлюбезна стала плакать и рыдать,

Про несчастну стали люди замечать.

Отец кажет: «Что за темная за ночь!»

А мать кажет: «Разбессчастна наша дочь, С малолетства негодяя любила».

Взяла ведры, сама по поводу пошла. Почерпнула, ведерочки ставила, Перькрестилась, сама под воду пошла.

У московского купца Была дочь хороша,

Звали Дунюшка.

Поизволила Дуняша В особливой спальне спать,

С едной нянюшкою,

Со Татьянушкою.

Со господского двора Младой принц приезжал,

Штоф рому привозил,

Таню пьяну напоил,

Сам Дуняшу увозил.

Родной батюшка схватился:

По всей улице бросился,

У соседушек спросил:

«Вы соседы, вы соседы,

Вы соседушки мои!

Не видали ли Авдотьюшки моей?» — «Уж мы знать про ней не знаем, Только слышали об ней:

Спит у принца на руке,

На кисейном рукаве,

На злаченом на перстне».

Родной батюшко идет,

По всей улице ведет,

По белому лицу бьет,

Приговаривает:

«Ты не будь такова,

Как моя прежня жена,

Твоя матушка родная

Еще было-то жил купец богатой-от.

Помирал-то купец да в молодых летах,

Оставлял он именье своему сыну,

Своему-то он сыну одинакому.

С того горюшка сынок купеческой Полюбил-то он пить да сладку водочку,

Сладку водочку пить да зелено вино: Пропивал-то всё именье родна батюшка, Проиграл-то он да вдвое в карточки, Прогулял-то, проживал да он три лавочки С дорогима он заморскима товарами.

Он пошел-то во кабак да к зелену вину, Напивался в кабаки-то зеленым вином, Говорил-то он голям, голям кабацкиим:

«Я скажу-то вам, скажу, голям кабацкиим:

Я ходил, голи, сегодня я по городу,

Я искал-то всё себе брата крестового,

Я крестового себе брата, названого;

Я не мог себе найти брата крестового,

А никто со мной крестами не побратался;

Как идут мимо меня, всё надсмехаются, Надсмехаются идут, да сами прочь бежат». Вдруг стоит-то тут у стойки голь кабацкая,

Голь кабацкая стоит, всё горька пьяница, Говорит-то он ему всё таковы слова:

«Мы побратаемся мы с тобой крестами залотыма

Мы!»

Говорит-то всё ему да голь кабацкая:

«Неужели у тебя имеется золотой-от крест?» Говорит-то тут кабацка голь таки речи:

«Я сижу-то хошь за стойкой, прохлаждаюся,

Я ведь был-то на веку не голь кабацкая,

Я имел ведь у себя-то черны карабли,

Я имел ведь у себя товары разные,

Ай несчетно у мня было золотой казны!» Скинывал-то он с ворота золотой всё крест,

Ай побратались крестами золотыма тут.

Обдирало-то у них да хмель-то пьяной тут,

Стали они да всё заплакали:

«Нам ведь полно-то ходить да нам шалеть больше! Нам ведь надоть наживать живот, как раньше был».

Во славном было городе Кронштате, Гостиный сын по улице гуляет,

И он носит красно золото на цевке, Окатистый крупный жемчуг на атласе.

Из высокого из нового терема Увидела душа красна девица.

«Ах ты, душечка, удалый добрый молодец! Ты продай, продай красно золото на цевке, А окатистый крупный жемчуг на атласе!» Да что взговорит удалый добрый молодец: «Ах ты, душечка-душа, красна девица! Красно золото на цевочке не чисто,

А окатистый крупный жемчуг не крупен. Приходи, красна девица, к синю морю,

Ко тому ли ко хорошему кораблю,

Как во городе люди приумолкнут,

А в тереме свечки приутухнут,

И батюшка с матушкой спать лягут». Красна девица по светлице ходила,

Она буйну свою голову чесала,

Русу свою косу заплетала.

Пошла красна девица к синю морю,

Ко тому ли ко хорошему кораблю.

Гостиный сын по бережку гуляет,

Он душу красну девицу дожидает. Принимает красну девицу под ручки,

Берет ее за золоты за перстни.

Повели красну девицу во кораблик, Посадили красну девицу на стулик, Подносили красной девице сладкой водки, Напоили красну девицу допьяна. Поизволила девица почивати У гостиного у сына на кровати.

Гостиный сын по кораблику гуляет, Молодым матросам повелевает:

«Ах вы свет мои бурлаки молодые!

Вы отвязывайте кораблик, не стучите,

Душу красную девицу не будите!»

Среди моря девица пробудилась, Пробудившися, девица стала плакать:

«Ахти, я перед богом согрешила,

Отца и мать навеки прогневила!»

Гостиный сын по кораблику гуляет,

В звончаты свои гуселечки играет,

Он душу красну девицу забавляет:

«Ты не плачь, не плачь, душа красна девица! Уж как бог нас донесет с тобой в наш город,

И я буду просить у батюшки благословенья На тебе, на красной девице, жениться.

Как станем мы с тобой жить во любови, Отпущу тебя к твоему батюшке побывати,

На своей тебе сторонушке погуляти».

Updated: 13.09.2013 — 04:40