Ноздрев. Ноздревщина

Один из героев поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (1842): «Та­ких людей приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми… В их лицах всегда видно что-то открытое, пря­мое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе «ты». Дружбу заведут, кажется, навек; но всегда почти так случается, что подру­жившийся подерется с ними того же вечера на дружеской пирушке. Они все­гда говоруны, кутилы, ли­хачи, народ видный… Чем кто ближе с ним схо­дился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выду­мать, расстроивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем… Может быть, назовут его характером избитым, станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева. Увы! несправедливы будут те, которые станут говорить так. Ноздрев долго еще не выведется из мира. Он везде между нами и, может быть, только ходит в другом кафтане» (1, 4). Имя его стало синонимом пустого болтуна, сплетника, мелкого жулика; слово «ноздревщина» — синонимом болтовни и хвастовства.

Носить войну и мир в складках тоги.

Выражение возникло из трудов римских историков (например, Тита Ливия, 59 г. до н. э. —17 г. н. э.) о начале второй Пунической войны. В 218 г. до н. э. римский посланец, явившийся в Карфаген, собрал свою тогу в складки и сказал: «Здесь мы несем для вас мир и войну: берите, что хотите». Когда ему в ответ крикнули, чтобы он дал сам, что хочет, римлянин развер­нул складку тоги и пред­ложил войну.

Updated: 21.11.2013 — 03:23