Сайт афоризмов, крылатых фраз, выражений, анекдотов







07 Июл 13  XV. Искорки народного остроумия

 Один иерусалимлянин отправился по делам в провинцию и в одном городе заболел. Чувствуя приближение смерти, он призвал хозяина дома и, вручив бывшие при нем деньги, сказал: когда явится мой сын из Иерусалима и совершит три остроумные вещи, отдай ему эти деньги.
 Вскоре иерусалимлянин умер. Жители же того города сговорились между собой [102 — По-видимому, по наущению наследохранителя, задумавшего присвоить себе доверенные ему деньги.] не указывать приезжему местожительства кого-либо из граждан.
 Наследник, узнав о смерти отца и догадываясь, у кого оставлено наследство, отправился в тот город. У городских ворот ему попался дровосек с вязанкой дров.
 – Продаешь дрова? – спросил он.
 – Продаю, – ответил тот.
 – Получи следуемое и отнеси дрова к такому-то. (И он назвал хозяина, в доме которого умер его отец.)
 Дровосек направился с дровами к названному домохозяину. Он идет, а наследник – за ним. Придя на место, дровосек постучал в ворота и стал звать хозяина:
 – Послушай, такой-то, выходи принимать дрова.
 – Но разве я заказывал тебе дрова принести?
 – Правда, ты не заказывал, но заказал вот этот человек, который пришел следом за мною.
 Пришлось хозяину волей-неволей открыть двери и принять гостя с подобающими приветствиями.
 – Кто ты? – спросил хозяин.
 – Я сын того человека, который скончался у тебя в доме.
 Пригласил его хозяин к обеду. За столом, кроме хозяина и жены его, сидели двое сыновей и две дочери их. Кушанья подано было пять порций.
 – Прошу тебя, – обратился хозяин к гостю, – подели кушанье между всеми нами.
 Гость поделил кушанье так: одну порцию подал хозяину и хозяйке, одну – обоим сыновьям, одну – обеим дочерям, а остальные две оставил себе.
 На ужин подали фаршированную курицу. Снова хозяин предложил гостю распределить кушанье. Разрезал гость курицу и роздал так: голову хозяину, печенку, сердце и пупок хозяйке, каждому из сыновей по бедрышку с ножкой, каждой дочери по крылышку, а все остальное взял себе.
 – Послушай, – сказал хозяин, – это у вас, в Иерусалиме, принято так делить кушанье?
 – А разве я поделил неправильно? На первый раз подано было пять порций; я положил тебе и жене одну порцию, получилась – тройня, двум сыновьям вашим одну порцию, получилась тройня, две дочери и одна порция – тройня, остался я с двумя порциями, что также составляет тройню, – не правда ли, ничуть не больше, чем у вас. На второй раз подали курицу. Хозяину, главе дома, я дал головку; жене, родительнице детей твоих, – внутренние органы; сыновьям, опоре дома, – бедрышки с ножками; дочерям, которым предстоит улететь от тебя к будущим мужьям, – крылышки, а себе взял корпус, похожий на кораблик: я на корабле прибыл сюда и на корабле уеду отсюда. А теперь отдай, любезный друг, деньги, оставленные у тебя моим отцом.

 Некий афинянин, находясь в Иерусалиме, дал ребенку несколько мелких монет и сказал:
 – Иди, купи и принеси мне такого кушанья, чтобы я поел, насытился и, что останется, мог взять в дорогу.
 Ребенок пошел и принес ему соли.
 – Вот, – сказал он, – то, что ты велел купить: клянусь, ты и поешь, и насытишься и чтобы в дорогу взять останется.

 Афинянин зашел в школу и, не застав там учителя, стал задавать ученикам разные вопросы.
 – Послушай, – предложили дети, – условимся так: у того, кто не сумеет ответить на заданный вопрос, вопрошающий имеет право забрать все находящиеся при нем вещи.
 Афинянин согласился. Тогда дети предложили такой вопрос:
 – Скажи, что это значит: девять уходят, восемь приходят, двое наливают, один пьет, двадцать четыре прислуживают.
 Афинянин разгадать не мог и, отдав все бывшие при нем вещи, отправился с жалобой к учителю тех детей, раби Иоханану.
 – А какой вопрос они задали тебе? – осведомился р. Иоханан.

 Афинянин сказал.
 – Сын мой, – объяснил р. Иоханан, – девять уходят, это девять месяцев беременности; восемь приходят, это восемь дней от рождения до обрезания; двое наливают – материнские сосцы; один пьет – младенец; двадцать четыре прислуживают – число месяцев для кормления грудью.
 Афинянин возвратился в школу с этой разгадкой и получил обратно свои вещи. Дети, догадавшись, у кого он узнал разгадку, сказали словами поговорки: «Кабы ты не нашей телицей пахал, ты бы загадки нашей не разгадал».
 – Зашей, – сказал афинянин портному-иудею, подавая расколотую ступку.
 – Скрути нитку, – ответил портной, высыпая перед ним горсть песку.

 Раби Иегошуа, приближаясь к одному городу, увидел молоденькую девушку, черпающую воду из ручья.
 – Дай мне напиться, – попросил он.
 – Пей и ты, и осел твой, – ответила девушка.
 Напившись, раби Иегошуа сказал:
 – Благодарю тебя, дочь моя, ты поступила со мною подобно Ревекке.
 – Да, – ответила девушка с лукавой улыбкой, – я-то поступила с тобою подобно Ревекке, да ты-то вот не поступил со мною подобно Елеазару… [103 — См. Бытие, XXIV, 22.]
 (Еха-Р.)

Оставить комментарий