Сайт афоризмов, крылатых фраз, выражений, анекдотов







23 Июн 13  XII. Три стиха

 Когда письма эти были подписаны и отданы на руки Аману, веселый вышел Аман из чертога царского вместе со всеми своими приверженцами. Попался им навстречу Мардохей. В это время Мардохей заметил трех мальчиков, выходивших из школы, догнал их и остановил. Видя это, подошли к ним и Аман с друзьями, чтобы послушать, о чем Мардохей говорит с ними. Подойдя к детям, Мардохей сказал одному из них:
 – Скажи, какой стих изучал ты сегодня?
 Ребенок ответил:

 – «Внезапный страх не устрашит тебя,
 Ни от злодеев пагуба грядущая».

 Другой сказал:
 – Я дошел сегодня в школе до стиха:

 «Замышляйте – замыслы разрушатся;
 Затевайте дело – не исполнится,
 Ибо с нами Бог».

 А третий произнес:

 – «До вашей старости Я – тот же неизменно,
 До седины нести Я буду вас;
 Я создал вас – и вас нести Я буду,
 Обременю Себя и вас спасу».

 Услыша слова эти, возрадовался Мардохей великой радостью, и смехом счастья наполнились уста его.
 – Что такое сказали тебе дети эти, – спросил Аман, – что ты рассмеялся так радостно?
 – Добрые вести поведали они мне, – ответил Мардохей, – что бы не страшился я того зла, которое замыслил ты о нас.
 Воспылал злобой Аман.
 – С этих-то ребят я и начну! – проговорил он.
 (Там же)

 XIII. Печать глиняная

 И сказал Аман Ахашверошу:
 – Бог израильтян ненавидит разврат. Вели, государь, собрать женщин и устроить пиршество, а израильтянам прикажи явиться всем, есть, пить и поступать по желанию своему.
 Ахашверош так и сделал. Поспешил Мардохей объявить израильтянам, в предостережение им:
 «Дети мои! Не ходите на пиршество это, не давайте искусителю оружия против себя!»
 Но не послушались израильтяне слов и пошли-таки в дом пиршества.
 По преданию от раби Измаила – на пир тот пришло восемнадцать с половиною тысяч человек, ели, пили до опьянения и до греха повального дошли. Предстал сатана перед Господом и доносить стал:
 – Доколе, Владыка, не отвратишь Ты лица Своего от народа этого, который так огорчает и гневит Тебя? Да будет воля Твоя истребить племя это с лица земли!
 – Что же с Торою станется? – сказал Господь.
 – Духами небесными пускай довольствуется она. Предвечный и Сам склонен был к этому.
 – Для чего Мне племя это, – говорил он, – которое столько огорчений приносит Мне? «Изглажу из среды людей память о них».
 И сказал Господь сатане:
 – Принеси свиток, и Я напишу о гибели их.
 Принес сатана свиток – и написал Господь, и печать приложил.
 В эту минуту предстала Тора, в одежды вдовьи облаченная, и подняла она плач перед Господом, и рыдали, вторя ей, Ангелы Служения, и к Господу взывали они:
 – Владыка мира! Если Израиля не станет на свете, для чего мы тогда?
 Услышали солнце и луна и погасили сияние свое, и скорбью исполнились небо и земля, и творения все.
 Илия, доброй памяти, поспешил, встревоженный, к праотцам мира и к пророкам, взывая:
 – Отцы мира! Небо и земля, и все воинство небесное плачут в скорби и огорчении; весь мир объят трепетом, трепету роженицы подобным, – и вам ли лежать спокойно?
 – А по какому это случаю? – спросили они.
 – Произнесен приговор о гибели Израиля.
 – Но если приговор подписан уже, – отвечали Авраам, Исаак и Иаков, – то что мы сделать можем?
 Обратился Илия к Моисею:
 – Увы, пастырь верный! Сколько раз вставал ты в годины бедствий народных – и отменял Господь приговор свой. Что скажешь ты ныне о беде грядущей?
 – Но разве нет ни одного безупречного человека в поколении этом? – спросил Моисей.
 – Есть один, имя его Мардохей.
 – Иди же и скажи ему, – пусть взывает он к Господу с места своего, а мы отсюда взывать будем.
 – Пастырь верный! – продолжал Илия. – Уже написан свиток о гибели народной и запечатан уже.
 – Чем запечатан? Если глиною – моления наши услышаны будут, а если кровью, то решенного уже не изменить нам.
 – Печать глиняная, – отвечал Илия.
 – Тогда поспеши к Мардохею.
 И поспешил Илия и поведал о том Мардохею.
 (Там же)

 XIV. Палачу впору

 «И понравилось это (совет жены и друзей) Аману, и он приготовил дерево».
 Пошел Аман в дворцовый парк, срубил кедр и с песнями и ликованием перевез его и поставил у входа в дом свой.
 – Завтра утром, – приговаривал Аман, – повешу я на нем Мардохея.
 И становился Аман подле дерева, ростом своим измеряя высоту его. И прозвучал Глас Небесный:
 «Впору тебе дерево это; с первых дней творения для тебя предуготовано оно».
 (Там же)

 XV. Гнев на милость

 Приготовив дерево, пошел Аман к Мардохею и застал его в бет-гамидраше, окруженным учениками. Посыпав головы пеплом, облаченные во вретища, дети с плачем и воплями сидели над свитками Торы. Сосчитал их Аман – детей оказалось двадцать две тысячи. Всем им надели оковы на шеи и кандалы на ноги. Приставил к ним Аман стражу и заявил:
 – Завтрашний день я сначала вырежу их всех, а затем и Мардохея повешу.
 Приходили матери, приносили детям поесть и попить и говорили:
 – Поешьте, дети, и попейте в последний раз, – завтра всем вам умереть, не умирайте хотя от голода.
 Тогда дети, положа руки на свитки, отвечали:
 – Жизнью Мардохея, учителя нашего, клянемся: ни до еды, ни до питья не дотронемся мы, лучше в посте умереть нам.
 И каждый из них, свернув свиток свой, отдавал его учителю, и так говорили они при этом:
 – Думали мы, что ради Торы Господь продлит жизнь нашу. Ныне же, когда не заслужили мы этого, прими от нас свитки эти.

 И общий плач поднялся кругом. Подобно реву доносились снаружи рыдания матерей, а плач детей изнутри вторил им. И продолжалось это до тех пор, пока не достиг плач их до небесных высот – и услышал Господь голоса их. Было это в исходе третьего часа после полуночи. В этот час сошел Господь с престола Суда и воссел на престол Милосердия; и вопросил Господь:
 – Что означают голоса эти, которые слышу Я, блеянию козочек и ягнят подобные?
 Встал перед Господом Моисей, учитель наш, и сказал:
 – Владыка мира! То не козочек и агнцев блеяние, но голоса детей народа Твоего, которые три дня и три ночи в посте пребывают, а назавтра, как агнцы, заклания ждут.
 В то же мгновение возвратилось к Господу все милосердие Его, и сломал Господь печати, и разорвал Он письмена приговора небесного, Сон тревожный послал на Ахашвероша в ту же ночь.
 (Там же)

Оставить комментарий