Сайт афоризмов, крылатых фраз, выражений, анекдотов







30 Июн 13  III. Александр Македонский

 Пришли к Александру Македонскому жители Африки на суд с народом израильским.
 – Земля Ханаанская принадлежит нам, – заявили они, – ибо сказано: «Земля Ханаанская по границам ее». Ханаан же был предком нашим.
 Обратился к мудрецам Гебиа бен Песиса и сказал:
 – Разрешите мне выйти на суд с ними перед Александром: победят они меня – вы скажете: «Простолюдина из среды нашей победили вы». А удастся мне взять верх над ними – вы скажете им: «Учение Моисеево победило вас».
 Получив разрешение, предстал на суд Гебиа бен Песиса и сказал:
 – Вы откуда приводите доказательство?
 – Из Торы, – ответили те.
 – И я, – сказал он, – не стану приводить доказательств, кроме слов Торы. В Торе же сказано: «Проклят Ханаан! Раб рабов да будет он у братьев своих». Раб, приобретший имение, – чьей собственностью остается и он, и приобретенное им? Кроме того, сколько лет уже, как вы не служите нам?
 – Отвечайте ему, – сказал им Александр.
 – Государь, – попросили они, – дай нам три дня сроку.
 Царь согласился. Не найдя ответа, они бежали, бросив посевы на полях и посадки на виноградниках. Год тот был «годом Субботним». [89 — Седьмым годом, когда, по закону Моисееву, не производилось никаких посевов и посадок.]
 Другой раз судиться с израильтянами пришли к Александру египтяне.
 – В Торе, – заявили они, – сказано: «Господь дал милость на роду в глазах египтян, и они дали ему вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд». Требуем, чтобы возвращены были нам серебро и золото, взятые у нас израильтянами.
 Выступил тот же Гебиа бен Песиса.
 – Приведу, – сказал он, – и я доказательство из Торы. В Торе же сказано: «Время пребывания сынов израилевых в Египте – четыреста тридцать лет». Заплатите же нам за работу шестисот тысяч человек, которых порабощали вы в продолжение четырехсот тридцати лет.
 – Отвечайте ему, – сказал Александр.
 – Государь, – попросили египтяне, – дай нам сроку три дня.
 Но прошло три дня, и, не находя, что ответить, египтяне со стыдом бежали, бросив посевы на полях и посадки на виноградниках. Год тот был «годом Субботним».
 Пришли на суд с Израилем и потомки Измаила с потомками Хеттуры.
 – В Торе, – говорили они, – Измаил именуется «сыном Авраама» точно так же, как и Исаак, а потому земля Ханаанская должна быть поделена между нами и израильтянами поровну.
 – В Торе же, – отвечал Гебиа бен Песиса, – сказано: «И отдал Авраам все, что у него, Исааку. А сынам наложниц (Агари и Хеттуры), что у Авраама, дал он подарки». Раздел совершен был отцом при жизни. Могут ли дети после этого иметь притязания друг к другу?
 Однажды Александр заявил советникам своим:
 – Желаю идти в землю Африканскую.
 – Проникнуть туда невозможно, – ответили советники, – Горы Мрака [90 — По-видимому – труднопроходимые горы, изобилующие темными ущельями.] препятствуют.
 – Идти туда, – сказал Александр, – мне необходимо, и вас я прошу только придумать способ, как сделать это.
 – Возьми, – сказали советники, – ливийских ослов, привыкших к темноте, и, запасшись клубками веревок, концы последних укрепи при входе в ущелья, по этим же веревкам ты и проследуешь обратно.
 Александр так и сделал. Дойдя до Карфагена, местности, населенной одними женщинами [91 — Легендой, очевидно, смешаны древний Карфаген, по преданию, основанный женщиной, Дидоной, с Каппадокией, где, по преданию же, жил народ воинственных женщин Амазонок.], он объявил им войну. На это женщины те ответили:
 – Победишь ты нас, скажут: «Женщин победил он». А одолеем мы, про тебя будут говорить: «Царь, которого женщины победили».
 – Принесите нам хлеба, – попросил Александр.
 Принесли они на золотом столе хлебы из золота и яблоки, и гранатовые яблоки, из золота же.
 – Разве в стране вашей, – спросил Александр, – едят золото?
 На это женщины те ответили:
 – Но если тебе хлеб нужен, то разве в твоем царстве хлеба нет, что ты к нам пришел его искать?
 Уходя, Александр начертал на городских воротах: «Я, Александр Македонский, был царем-глупцом, пока не пришел в землю Африканскую и не поучился мудрости от женщин».
 Пошел оттуда Александр к царю страны Кассии [92 — Страна мифическая.]. Стал царь этот показывать Александру несметные запасы серебра и золота. Но Александр сказал:
 – Не серебро и золото ваше видеть пришел я, но обычаи и законы ваши.
 В то время, когда они сидели и вели беседу, пришли двое судиться перед царем.
 – Государь! – сказал один из них. – Я купил у этого человека пустошь, стал там рыть землю и нашел клад. Возьми себе, – говорю я ему, – клад этот: я купил у тебя пустошь, но не клад.
 Другой же отвечал:
 – Я так же, как и ты, боюсь греха присвоения чужого. Я продал тебе пустошь вместе со всем, что находится на ней, от недр земных до высот поднебесных.
 Обратился царь к одному из них и спросил:
 – Имеешь ты сына?
 – Имею, – был ответ.
 – А у тебя дочь есть? – спросил царь другого.
 – Есть.
 – Пожените их друг на друге и найденный клад отдайте в приданое им.
 Видя удивление Александра, царь спросил:
 – Разве нехорошо я рассудил их? А в вашей стране как решили бы подобный спор?
 – Я, – ответил Александр, – отрубил бы обоим головы, а клад поступил бы в царскую казну.
 – Светит ли солнце в вашей стране? – спросил царь.
 – Светит.
 – И дожди идут?
 – Идут.
 – А есть ли мелкий скот у вас?
 – Есть.
 – Проклятия достойны люди у вас, и только ради животных солнце светит вам и дождь идет у вас.

 На обратном пути остановился Александр для обеда близ одного ручья. Поданную ему соленую макрель царь начал обмакивать в воду ручья – и рыба получала удивительно приятный запах.
 – Это доказывает, – сказал Александр, – что ручей этот течет из рая.
 Помыв лицо свое в воде ручья, Александр направился по истокам его и дошел до врат рая.
 – Отворите! – воскликнул Александр.
 – Врата эти – Господни, праведники входят через них, – услышал он в ответ.
 – Но я царь, и я знаменит, – сказал Александр, – дайте же мне какую-нибудь вещь на память.
 Дали ему черепную кость. Придя в свое царство, Александр положил на одну чашу весов эту кость, а на другую все серебро и золото, бывшие при нем. Перевешивала кость.
 – Что значит это? – спросил Александр у мудрецов.
 – Эта кость, – ответили мудрецы, – орбита человеческого глаза, ненасытного в жадности своей.
 – Чем вы это докажете?
 – Возьми горсть земли [93 — Символ могилы.] и посыпь кость.
 (Санг., 91; Бер.-Р., 61; Там., 31—32; Танх.)

Оставить комментарий