МУЖ НАХОДИТ У ЖЕНЫ ГОСТЯ

Не шумевши, не гремевши Сын боярский приезжал.

Сын боярский приезжал,

К Катерине подъезжал. Выходила Катерина За новые ворота:

«Пожалуй-ка, милый мой,

На широкий на мой двор! Станови свово коня Средь широкого двора.

Средь широкого двора,

У точеного столба.

У точеного столба,

У злаченого кольца! Пожалуй-ка, милый мой,

Да во горенку со мной! Снимай шляпу и сертук, Вешай, милый, здесь на крюк, А теперь-то, милый мой,

Да во светлицу со мной!»

На ту пору, на тот час Муж из Питера сейчас.

На широкий двор вошел, Ворона коня нашел,

Ворона коня нашел,

К Катерине подошел:

«Уж ты, Катя, Катерина,

Что за коник у тебя?» —

«На базар, сударь, ходила, Ворона коня купила,

Триста семьдесят дала,

Я насилу довела».

А во горенку вошел,

Сертук с шляпою нашел. Сертук с шляпою нашел,

К Катерине подошел:

«Уж ты, Катя, Катерина,

Что за шляпа и сертук?» — «Вечорь, сударь, гости были, Сертук с шляпою забыли».

А во светлицу вошел,

Добра молодца нашел.

Добра молодца нашел,

К Катерине подошел:

«Уж ты, Катя, Катерина,

Что за молодец такой?» — «По тропинке, сударь, шла, Сиротиночку нашла!

Нам не грех сироту Напоить-накормить, Напоить-накормить,

На коника посадить,

На коника посадить,

Да подальше проводить!» Проводивши-то милого, Горько плакала она,

И заплакала глаза,

И затерла рукава.

«Уж ты, Катя, Катерина,

Что заплаканы глаза,

Что заплаканы глаза И затерты рукава?»— «Сударь, к маменьке ходила, Очень маменька больна». — «Уж ты, Катя, Катерина,

Не обманывай меня,

Не обманывай меня,

Был ведь милый у тебя».’

Раз молоденька монашка Малюточку родила, Спородивши малюточку,

Ручки, ножки связала, Посвязавши ручки с ножками, В Шексну-речку бросила.

Она бросила во реченьку, Домой пошла.

Попадали ей навстречу Два охотничка,

Два рыболовничка.

Поймали эту малюточку Шелковым неводком,

Понесли эту малюточку Ко игуменье в дом.

Игуменьша молодая Всех монашек собрала, Собравши всех монашек, Становила во кружок И давала всем монашкам По алому цветку.

Как у всех монашек Во руках цветы цветут,

У одной ли-то монахини Во руках цветок повял.

Не ходила ли чернобровая По трактирам, кабакам,

Не пила ли чернобровая Зелена вина стакан,

Не любила ли чернобровая Богатого купца?

Как сватался су вор Янька Пять лет на Устинье,

Пять лет на голубке,

Не мог ее достати,

Не мог доступити. Пошел-то вор Янька К девушкам-голубкам, Устиньиным подружкам: «Уж вы девушки-голубки, Устиньины подружки!

Я вам дам по златнице: Выманите Устинью В Марьинскую рощу!» Пошли-то девушки, Пошли-то красные К бабушке-старушке, Устиньиной мачке. Устиньина мачка На печке сидела, Бабушка-старушка Чуть их опознала.

«Спусти, спусти, бабушка, Спусти, спусти, сударыня Свою-то Устинью В Марьинскую рощу С нами погуляти,

В хороводе поплясати!» Как сгОворит-промолвит Устиньина мачка:

«Моя-то Устинья,

Моя-то голубка Нигде не бывала,

Людей не видала!?

Устинья во сенях Голову чесала,

Косу заплетала.

Надевала Устинья Понизову юбку,

Штофну душегрею.

Пошли-то подружки,

Пошли-то голубки Во Марьинскую-рощу. Надевал-то вор Янька Понизову юбку,

Штофную душегрею,

Жеребьи бросали,

Попарно плясали.

Приходилось Устинье, Приходилось голубке С московскою гостьей.

Как сговорит Устинья,

Как сговорит голубка:

«Что это за гостья,

Что за московка?

Как барская хилка,

Как су вор Янька!»

Как сговорит вор Янька, Взговорит Устинье:

«Пойдешь ли за меня замуж!» Как взговорит Устинья,

Как взговорит голубка:

«Я что себе не прийму,

За тебя замуж не пойду!»

Как вынимает вор Янька Ножичек булатный,

Убивает Устинью,

Убивает голубку.

Приходят подружки,

Приходят голубки К Устиньиной мачке: «Бабушка-старушка!

Твоя-то Устинья Кровью венчалась,

На ноже обручалась».

Updated: 13.09.2013 — 00:41