Место под солнцем

Это выражение встречается уже у Паскаля (1623—1662), хотя воз­можно, что он не является автором его. Паскаль пишет: «Эта собака моя,— говорили эти бедные дети,— это мое место под солн­цем: вот начало и образ захвата всей земли» (Pascal, Pensees, 1670, part. I, art. IX, § 53). В «Песнях» Бе­ранже, в стихотворении «Священный союз народов», есть такие строки: «Разделите лучше пространство слишком тесного земного шара, и каждый из вас будет иметь свое место под солнцем» (Beranger, Chansons, Paris, 1827). У Бальзака встречаем слова: «Я всего лишь бедняк, ничего не желающий, кроме своего места под солнцем» (Le Colonel Chabert, 1832). Если из приведенных цитат ясно, что первоначально выражение «место под солнцем» употребля­лось в значении «право на существование» и носило гуманистический отпе­чаток, то впо­следствии оно получило политическую окраску. С империали­стической направленностью это выражение употребил, например, в полу­чившей широкий международный отклик речи своей в Германском рейхста­ге 6 декабря 1897 г. имперский статс-секретарь иностранных дел, позднее им­перский канцлер, граф Бернгард Бюлов (1849—1929). Касаясь захвата Гер­манией китайского порта Киао-Чао, он сказал: «Мы готовы считаться с ин­тересами других великих держав в Восточ­ной Азии, в твердой уверенности, что и наши собственные интересы также встретят подобающее им уважение. Одним словом, мы никого не хотим ставить в тень, но мы требуем и нашего места под солнцем». Таким образом, в этой речи борьба за место под солн­цем в сущности означала борьбу за передел мира (Bьchmann, Geflьgelte Worte; Дипломатический словарь, М. 1948, т. 1, с. 320).

Updated: 17.10.2013 — 19:00