МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич

(1891—1938), поэт

36

…Красота – не прихоть полубога,

А хищный глазомер простого столяра.

«Адмиралтейство» (1913)

37

Власть отвратительна, как руки брадобрея.

«Ариост» (1933)

38

Спадая с плеч, окаменела / Ложноклассическая шаль.

«Ахматова» (1914)

39

Так – негодующая Федра – / Стояла некогда Рашель.

Там же

40

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.

Я список кораблей прочел до середины.

«Бессонница. Гомер. Тугие паруса…» (1915)

41

И море, и Гомер – все движется любовью.

Там же

42

Стихи Пастернака почитать – горло прочистить.

«Борис Пастернак» (1923)

43

В Петрополе прозрачном мы умрем,

Где властвует над нами Прозерпина.

Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,

И каждый час нам смертная година.

«В Петрополе прозрачном мы умрем…» (1916)

44

У вечности ворует всякий, / А вечность – как морской песок.

«В таверне воровская шайка…» (1913)

45

И своею кровью склеит / Двух столетий позвонки.

«Век» (1922)

46

Но разбит твой позвоночник, / Мой прекрасный жалкий век!

Там же

47

И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме / (…)

Считали пульс толпы и верили толпе.

Быть может, прежде губ уже родился шепот,

И в бездревесности кружилися листы,

И те, кому мы посвящаем опыт,

До опыта приобрели черты.

«Восьмистишия», 7 (1933)

48

Он опыт из лепета лепит / И лепет из опыта пьет.

«Восьмистишия», 9 (1933)

49

Часто пишется – казнь, а читается правильно – песнь.

«Голубые глаза и горячая лобная кость» (1934)

50

На стекла вечности уже легло / Мое дыхание, мое тепло.

«Дано мне тело – что мне делать с ним?..» (1909)

51

Всё перепуталось, и сладко повторять: / Россия, Лета, Лорелея.

«Декабрист» (1917)

52

Есть ценностей незыблемая ска? ла.

Первая строка стихотворения (1914)

53

Жил Александр Герцович, / Еврейский музыкант, —

Он Шуберта наверчивал, / Как чистый бриллиант.

«Жил Александр Герцович…» (1931)

54

Нам с музыкой-голубою / Не страшно умереть,

Там хоть вороньей шубою / На вешалке висеть…

Там же

55

Мне на плечи кидается век-волкодав.

«За гремучую доблесть грядущих веков…» (1931)

56

Потому что не волк я по крови своей

И меня только равный убьет.

Там же

57

Играй же на разрыв аорты!

«За Паганини длиннопалым…» (1935)

58

Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

«Золотистого меда струя из бутылки текла…» (1917)

59

Усыхающий довесок / Прежде вынутых хлебов.

«Как растет хлебов опара…» (1922)

60

Пайковые книги читаю, / Пеньковые речи ловлю.

«Квартира тиха, как бумага…» (1933)

61

Но, видит Бог, есть музыка над нами.

«Концерт на вокзале» (1921)

62

А мог бы жизнь просвистать скворцом,

Заесть ореховым пирогом, —

Да, видно, нельзя никак…

«Куда как страшно нам с тобой…» (1930)

63

Читателя! советчика! врача! / На лестнице колючей разговора б!

«Куда мне деться в этом январе?..» (1937)

64

Он сказал: довольно полнозвучья,

Ты напрасно Моцарта любил,

Наступает глухота паучья,

Здесь провал сильнее наших сил.

«Ламарк» (1932)

65

Губ шевелящихся отнять вы не могли.

«Лишив меня морей, разбега и разлета…» (1935)

66

Мы живем, под собою не чуя страны,

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца,

Там припомнят кремлевского горца.

«Мы живем, под собою не чуя страны…» (1933)

Ранняя редакция 3-й и 4-й строки: «Только слышно кремлевского горца, / Душегубца и мужикоборца» (о Сталине).

67

И слова, как пудовые гири, верны.

Там же

68

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,

Он играет услугами полулюдей.

Там же

69

Как подкову, дарит за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Там же

70

А в Угличе играют дети в бабки.

«На розвальнях, уложенных соломой…» (1916)

71

…А Рим далече, – / И никогда он Рима не любил.

Там же

72

Прозрачная звезда, блуждающий огонь,

Твой брат, Петрополь, умирает.

«На страшной высоте блуждающий огонь…» (1918)

73

Прими ж ладонями моими / Пересыпаемый песок.

«Не веря воскресенья чуду…» (1916)

74

Не сравнивай: живущий несравним.

Первая строка стихотворения (1937)

75

«Который час?» – его спросили здесь,

А он ответил любопытным: «вечность».

«Нет, не луна, а светлый циферблат…» (1912)

«Который час?» – «Вечность!» – ответ поэта К. Батюшкова на свой же вопрос; приводится в «Записке доктора Антона Дитриха о душевной болезни К. Н. Батюшкова» (1829; опубл. в 1887 г.).

Батюшков, по-видимому, цитировал диалог из проповеди о вечности французского проповедника Жака Бридена (J. Bridaine, 1701—1767): «О! знаете ли вы, что такое вечность? Это маятник, который, качаясь в могильном безмолвии, неустанно твердит лишь два слова: “Всегда, никогда! Никогда, всегда!” И при каждом таком ужасном взмахе какой-то отверженный кричит: “Который час?” И голос другого несчастного ему отвечает: “Вечность”» (Boudet J. Les Mots de l’histoire. – Paris, 1998, p. 383).

76

Нет, никогда, ничей я не был современник.

Первая строка стихотворения (1924)

77

…Мы в детстве ближе к смерти, / Чем в наши зрелые года.

«О, как мы любим лицемерить…» (1932)

78

И я один на всех путях.

Там же

79

Неужели я настоящий, / И действительно смерть придет?

«Отчего душа – так певуча…» (1911)

80

Ужели я предам позорному злословью / (…)

Присягу чудную четвертому сословью

И клятвы крупные до слез?..

«1 января 1924» (1924)

81

Для того ли разночинцы / Рассохлые топтали сапоги,

Чтоб я теперь их предал?

«Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето…» (1931)

82

Я человек эпохи Москвошвея,

Смотрите, как на мне топорщится пиджак,

Как я ступать и говорить умею!

Попробуйте меня от века оторвать, —

Ручаюсь вам – себе свернете шею!

Там же

83

Есть блуд труда, и он у нас в крови.

Там же

84

* Существование на культурную ренту.

«Поэт о себе» (1928)

«Я благодарен ей [революции] за то, что она раз навсегда положила конец духовной обеспеченности и существованию на культурную ренту».

85

Прославим, братья, сумерки свободы,

Великий сумеречный год!

«Прославим, братья, сумерки свободы…» (1918)

86

Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий,

Скрипучий поворот руля.

Там же

87

Мы будем помнить и в летейской стуже,

Что десяти небес нам стоила земля.

Там же

88

Цитата не есть выписка. Цитата есть цикада.

«Разговор о Данте», II (1933)

89

Черновики никогда не уничтожаются. (…) В искусстве нет готовых вещей.

Там же, V

Ср. также: «Ready-mades» («готовые вещи», по образцу «ready mades clothes» – «готовое платье»). Этот термин ввел французский художник Марсель Дюшан в 1913 г. для обозначения обычных предметов, выставленных в качестве произведений искусства.

90

Наборщики готового смысла.

Там же, IX

Варианты: «переводчики готового смысла»; «переводчик готовых мыслей» – приводит Н. Мандельштам в «Воспоминаниях» (главы «Профессия и болезнь», «Топот и шепот») и «Второй книге» (гл. «Трое»).

91

И вчерашнее солнце на черных носилках несут.

«Сестры – тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы…» (1920)

92

И в своей знаменитой могиле / Неизвестный положен солдат.

«Стихи о неизвестном солдате», 1 (1937—1938)

93

Небо крупных оптовых смертей.

Там же, 3

94

Год рожденья, с гурьбой и гуртом (…).

Там же, 7

95

Но люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.

«Только детские книги читать…» (1908)

96

Ворованный воздух.

«Четвертая проза», 5 (1930)

См. след. цитату.

97

Заведомо разрешенные вещи.

Там же

«Все произведения мировой литературы я делю на разрешенные и написанные без разрешения. Первые – это мразь, вторые – ворованный воздух. Писателям, которые пишут заведомо разрешенные вещи, я хочу плевать в лицо…»

98

Я один в России работаю с голоса, а кругом густопсовая сволочь пишет.

Там же, 6

99

Шум времени.

Загл. книги (1923)

100

Я вернулся в мой город, знакомый до слез.

Первая строка стихотворения (1930)

101

Петербург! я еще не хочу умирать:

У тебя телефонов моих номера.

Петербург! у меня еще есть адреса,

По которым найду мертвецов голоса.

Там же

102

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,

Шевеля кандалами цепочек дверных.

Там же

103

Я не увижу знаменитой «Федры»,

В старинном многоярусном театре, / (…)

Я не услышу, обращенный к рампе,

Двойною рифмой оперенный стих.

«Я не увижу знаменитой “Федры”…» (1915)

104

Когда бы грек увидел наши игры…

Там же

105

Все лишь бредни, шерри-бренди, / Ангел мой.

«Я скажу тебе с последней прямотой…» (1931)

106

Греки сбондили Елену / По волнам,

Ну а мне – соленой пеной / По губам.

Там же

107

Останься пеной, Афродита, / И, слово, в музыку вернись.

«Silentium» (1910)

108

Я изучил науку расставанья / В простоволосых жалобах ночных.

«Tristiа» (1918)

109

Паркетное столпничество.

«“Vulgata” (Заметки о поэзии)» (1923)

«Воистину русские символисты были столпниками стиля: на всех вместе не больше пятисот слов… Но это по крайней мере были аскеты, подвижники. Они стояли на колодах. Ахматова же стоит на паркетине – это уже паркетное столпничество».

110

** А Будда печатался? А Иисус Христос печатался?

В ответ поэту, который жаловался, что его не печатают. С. Липкин в своих воспоминаниях датирует этот эпизод осенью 1931 г. («Угль, пылающий огнем», 1991).

111

** Нам кажется, что все благополучно, только потому, что ходят трамваи.

Фраза относится к началу 1930-х гг.; приводится во «Второй книге» Н. Мандельштам (гл. «Медовый месяц кухарки»).

112

** Тоска по мировой культуре.

Определение акмеизма на вечере в ленинградском Доме печати (фев. 1933). По записи С. Гитович приводится в «Воспоминаниях» Н. Мандельштам (гл. «Италия»).

113

** Почему ты думаешь, что должна быть счастливой?

Эта фраза, обращенная к жене (ок. 1934 г.), приводится в ее «Воспоминаниях» (гл. «Прыжок»).

114

** Я не отрекаюсь ни от живых, ни от мертвых.

На выступлении перед воронежскими писателями (1937) в ответ на вопрос об Анне Ахматовой и Николае Гумилеве (согласно «Воспоминаниям» Н. Мандельштам, гл. «Переоценка ценностей»).

115

** Я и не знал, что мы были в лапах у гуманистов.

Эти слова Мандельштам сказал «зимой 37/38 года, читая в газете, как поносят Ягоду, который, мол, вместо лагерей устраивал настоящие санатории…» (Н. Мандельштам, «Воспоминания», гл. «Выемка»).

Updated: 21.09.2013 — 09:34