Львиная доля

Выражение это восходит к басне древнегреческого баснописца Эзопа «Лев, Лисица и Осел», сюжет которой — дележ добычи сре­ди зверей — был после него использован Федром, Лафонтеном и другими баснописцами. В басне И. А. Крылова «Лев на ловле» (1808) Собака, Лев, Волк и Лиса сговариваются ловить ЗВерей сообща и добычу делить поровну. Лиса, поймав Оленя, зовет товарищей. Приходит Лев и говорит:

«Мы, братцы, вчетвером».

И на четверо он Оленя раздирает.

«Теперь давай делить! Смотрите же, друзья:

Вот эта часть моя

По договору;

Вот эта мне, как Льву, принадлежит без спору;

Вот эта мне за то, что всех сильнее я;

А к этой чуть из вас лишь лапу кто протянет,

Тот с места жив не встанет».

На основе басенного сюжета выражение «львиная доля» пер­воначально употреблялось в значении: большая, лучшая часть че­го-либо, полученная по праву сильного, а затем и просто: боль­шая часть чего-либо.

Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить

И в подлости осанку [оттенок] благородства.

Заключительные стихи из эпиграммы А. С. Пушкина «На Ворон­цова» («Сказали раз царю…»). При жизни Пушкина не печаталась. Впервые опубликована в 1861 г. в Берлине в сборнике «Сти­хотворения Пушкина, не вошедшие в полное собрание его сочинений», с таким примечанием: «Написано по следующему случаю: Од­нажды за обедом во дворце, когда речь зашла о смерти Риэго, граф М. С. Воронцов (впоследствии князь и наместник кавказский) сказал: «Тем лучше, одним мерзавцем меньше» (Риэго — вождь испанской революции, казненный в 1823 г.). Эпиграмма впервые введена в собрание сочинений Пушкина, изданное в 1870 г., где последний стих читается, как и в берлинском сборнике: «И в самой подлости оттенок благородства». Так печаталось и в других из­даниях, а с 1903 г.: «И в самой подлости осанку благородства». Правильно же — «И в подлости осанку благородства» — печатается с 1908 г. Этим объясняется, что цитата стала крылатой в разных вариантах.

Updated: 09.10.2013 — 01:04