Литературная обойма

Выражение из фельетона И. Ильфа и Е. Петрова «На зеленой ска­мейке» (1932):

«— Товарищи, есть вещь, которая меня злит. Это литературная обойма.

— Что, что?

— Ну, знаете, как револьверная обойма. Входит семь патро­нов — и больше ни одного не впихнете. Так и в критических об­зорах. Есть несколько фамилий, всегда они стоят в скобках и все­гда вместе. Ленинградская обойма — это Тихонов, Слонимский, Федин, Либединский. Московская — Леонов, Шагинян, Панферов, Фадеев».

Отсюда выражение «литературная обойма» стало широко упо­треб­ляться в значении ограниченного постоянного списка и вско­ре вышло из профессионального языка литераторов и стало об­щим достоянием нашей журналистики. (См.: Л. И. Скворцова, Обойма, «Вопросы культуры речи», IV., М. АН СССР, 1963, с. 157—161.)

Литературный генерал. Генерал от литературы.

Выражение «литературный генерал» стало крылатым, по-видимо­му, по роману Ф. М. Достоевского «Униженные и оскорбленные» (1861), где в ч. 2, гл. 5 читаем: «—А! Да это ты, Маслобоев!— вскричал я, вдруг узнав в нем прежнего школьного товарища…— ну встреча! — Да, встреча! лет шесть не встречались. То есть и встре­чались, да ваше превосходительство не удостаивали взглядом-с. Ведь вы генералы-с, литературные то есть-c!— Говоря это, он насмеш­ливо улыбался.—Ну, брат Маслобоев, это ты врешь,—прервал я его.— Во-первых, генералы, хоть бы и литературные, и с виду не такие бы­вают». Выражения «литературный генерал» и «генерал от литературы» Достоевский употребил также в журнальной заметке «Молодое перо» («Время», 1863, кн. II). Интересно отметить, что А. И. Герцен говорит о «статс-секретарях литературы» («Былое и думы», ч. 4, гл. 25): «…ка­кая смелость в нападках на литературную аристократию, на писателей первых трех классов, на статс-секретарей литературы, готовых всегда взять противника не мытьем — так катаньем, не антикритикой — так доносом! Белинский стегал их беспощадно, терзая мелкое самолю­бие чопорных, ограниченных творцов эклог, любителей образования, благотворительности и нежности; он отдавал на посмеяние их дорогие, Задушевные мысли, их поэтические мечтания, цветущие под сединами, их наивность, прикрытую аннинской лентой». Любопытно, что М. Е. Салтыков-Щедрин употребляет выражение «литературный сол­дат» («Похороны»).

Updated: 07.10.2013 — 00:39