Ксантиппа

Так звали жену знаменитого греческого философа Сократа (ок. 469—399 гг. до н. э.). Имя ее стало нарицательным, употреб­ляется для обозначения сварливой жены. Однако сведения о не­уживчивом нраве жены Сократа лишены достоверности. Самый авто­ритетный источник—«Воспоминания о Сократе» его ученика Ксенофонта (ок. 430—355 гг. до н. э.) — рисует Ксантиппу заботливой женой и самоотверженной матерью и никаких сведений о раздорах в семье Сократа не заключает. Другой ученик Сократа, философ Платон (427—347 гг. до н. э.), рассказывает о том, как горевала Ксантиппа, предвидя скорую смерть мужа. Традиция, увековечившая сварливость Ксантиппы, восходит к «Пиру» вышеназванного Ксенофонта. В отличие от характеристики Ксантиппы, данной им в своих воспоминаниях, Ксенофонт в «Пире» называет Ксантиппу «самою не­сносною из женщин не только в настоящее время, но и в прошедшем и в будущем». В этом сочинении Ксенофонта Сократ на вопрос своего собеседника, философа Антисфена, что побудило его жениться на такой женщине, как Ксантиппа, отвечает: «Я наблюдаю, что лица, желающие стать опытными наездниками, выбирают себе не послушных, а горячих лошадей. Они руководствуются при этом таким расчетом: если они смогут обуздать горячую лошадь, то с дру­гими им нетрудно будет управиться. Так точно поступил и я: желая уметь обходиться с людьми, я женился на Ксантиппе, будучи уверен, что, если я управлюсь с нею, мне легко будет общаться и со всеми остальными людьми». Этот диалог в «Пире» объясняется тем, что Антисфен был главою кинической философской школы, превозно­сившей мудрость Сократа. Чтобы оттенить ее, понадобилось проти­вопоставить Сократу контрастный характер, для чего и была придумана его сварливая жена. После «Пира» Ксенофонта в философских и риторских школах Древней Греции прочно утвердилась тема для моральных и риторических упражнений — сравнительная характери­стика Сократа и Ксантиппы. Ученики должны были измышлять диалоги между ними. Этот учебный материал и упрочил за исто­рической Ксантиппой не заслуженную ею характеристику (С. А. ЖЕбЕлев, Сократ, Берлин, 1923).

Кто был ничем, тот станет всем.

Заключительные слова 1-й строфы международного пролетар­ского гимна «Интернационал» (1871) Эжена Потье в переводе (1902) А. Я. Коца (1872—1943).

Кто жил и мыслил…

Цитата из «Евгения Онегина», (1, 46) (1825) А. С. Пушкина:

Кто жил и мыслил, тот не может

В душе не презирать людей;

Кто чувствовал, того тревожит

Призрак невозвратимых дней:

Тому уж нет очарований,

Того змия воспоминаний,

Того раскаянье грызет.

Кто не работает, тот не ест.

Выражение это восходит ко Второму посланию апостола Павла к фессалоникийцам (3, 10): «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь».

Updated: 02.10.2013 — 20:16