Колосс на глиняных ногах

Выражение употребляется, когда речь идет о чем-нибудь ве­личественном с виду, но по существу слабом. Возникло из Библии (Даниил, 2, 31—35), из рассказа о вавилонском царе Навуходоносоре, который увидел во сне огромного металлического истукана на глиняных ногах; камень, оторвавшийся от горы, ударил в глиняные но­ги истукана и разбил их (символ его царства, которому суждено разрушиться). С конца XVIII в. выражение это в Западной Европе стали применять к Российской империи. По свидетельству французско­го посла при дворе Екатерины II графа Сегюра, первым, так назвавшим Россию, был французский философ-материалист Дени Дидро (1713— 1784), посетивший Россию в 1773—1774 гг. (Comte de Segur, Memoires ou Souvenirs et anecdotes, Paris, 1827. v. II, p. 143, 214). Сегюр рассказывает также, что принц Генрих Прусский, брат Фридри­ха Великого, говорил ему, что хотя Россия и колосс на глиняных ногах, но что это «громадный колосс, на который нельзя напасть, так как он покрыт ледяной броней и у него длинные руки. Он может про­тянуть их и нанести удар, куда ему вздумается; его возможности и его силы, когда он хорошо их осознает и будет уметь ими пользоваться, могут быть гибельны для Германии» (Sёgur, II, р. 143—144). Вспо­миная свое пребывание в России, сам Сегюр восклицает, что если в то время Россия «была лишь колоссом на глиняных ногах, то этой глине дали затвердеть и она превратилась в бронзу» (там же, с. 214). Эти слова Сегюра объясняются тем, что воспоминания были написаны им после поражения наполеоновской армии и взятия русскими войска­ми Парижа. В 1830 г., когда во Франции, в печати и в парламенте, заговорили о вооруженном вмешательстве в русско-польские отно­шения, опять стали повторять, что Россия — колосс на глиняных ногах. Это и вызвало гневные строки А. С. Пушкина в стихотво­рении «Бородинская годовщина»:

Но вы, мутители палат,

Легкоязычные витии,

Вы, черни бедственный набат,

Клеветники, враги России!

Что взяли вы?.. Еще ли росс

Больной, расслабленный колосс?

Еще ли северная слава

Пустая притча, лживый сон?

В 1842 г. И. С. Тургенев в записке «Несколько замечаний о русском хозяйстве и о русском крестьянине» писал: «…и во Франции начинают чувствовать, что старинная метафора: «Colosse aux pieds d’argile» — нелепа, что Россию одна лишь бессильная досада может сравнить с теми огромными государствами, которые так быстро возникали и еще быстрее исчезали в Азии; что в русском народе нельзя не признать крепкого, живого, неразрушенного начала; что пока об нас отзывались с поддельным презрением, под которым, может быть, скрывалось другое чувство,— мы все росли и растем доселе» (И. С. Тургенев, Собр. соч., т. XI, М. 1956, с. 431—432). В не­мецкой литературе (о чем подробнее у Otto Ladendorf, Historisches Schlagwцrterbuch, Strassburg — Berlin, 1906) возникли варианты выражения: «Азиатский колосс» (Генрих Лаубе (1806—1884), Das neue Jahrhundert, 1, 11 (1833), «Северный колосс» (впервые, по-видимому, у Людвига Бёрне (1786—1837), применявшееся в 40-х годах не только к России, но и к Николаю І, и «Русский колосс» (в конце 40-х и в 50-х годах). Западноевропейская буржуазная пресса и позднее неоднократно пользовалась выражением «колосс на глиняных ногах», применяя его для характеристики не только царской России, но и Советского Союза.

Updated: 25.09.2013 — 14:35