Сайт афоризмов, крылатых фраз, выражений, анекдотов







09 Авг 12 Италия — крылатые выражения

Никколо Макиавелли
(1469—1527 гг.)
политический мыслитель,
писатель, историк

Всякая перемена прокладывает путь другим переменам.
Государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью.
Государь не волен выбирать себе народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать и подвергать опале.
Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими.
Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой.
Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать.
Заблуждается тот, кто думает, что новые благодеяния могут заставить великих мира сего позабыть о старых обидах.
Каждый видит, каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть.
Как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко.
К оружию следует прибегать в последнюю очередь – когда другие средства окажутся недостаточны.
Кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти.
Кто сам хороший друг, тот имеет и хороших друзей.
Любовь плохо уживается со страхом.
Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.
Люди – враги всяких затруднительных предприятий.
Люди по своей натуре таковы, что не меньше привязываются к тем, кому сделали добро сами, чем к тем, кто сделал добро им.
Люди так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить.
Неразумие людей таково, что они часто не замечают яда внутри того, что хорошо с виду.
Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.
Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает.
Основой власти во всех государствах – как унаследованных, так и смешанных и новых – служат хорошие законы и хорошее войско.
Расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое – ты только себе вредишь. Ничто другое не истощает себя так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь самую возможность ее выказывать и либо впадаешь в бедность, возбуждая презрение, либо разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть.
С врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй – зверю.
Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо это в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадаешь в другую.
Следует остерегаться злоупотреблять милосердием.
Тяжелую болезнь вначале легко вылечить, но трудно распознать, когда же она усилилась, ее легко распознать, но уже трудно вылечить.
Умы бывают трех родов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий – сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может.
Человеку разумному надлежит избирать пути, проложенные величайшими людьми, и подражать наидостойнейшим, чтобы если не сравниться с ними в доблести, то хотя бы исполниться ее духа.
Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.
Чужие доспехи либо широки, либо тесны, либо слишком громоздки.
Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно – требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным.

Франческо Патрици
(1529—1597 гг.)
гуманист и философ

Всякое познание берет начало от разума и исходит от чувств.
Мудрость есть познание всеобщности вещей.
Философия есть исследование мудрости.

Франческо Петрарка
(1304—1374 гг.)
поэт, родоначальник
гуманистической культуры Возрождения

В делах спорных суждения различны, но истина всегда одна.
В книгах заключено особое очарование; книги вызывают в нас наслаждение: они разговаривают с нами, дают нам добрый совет, они становятся живыми друзьями для нас.
Добиваться власти для спокойствия и безопасности – значит взбираться на вулкан для того, чтобы укрыться от бури.
Жадный беден всегда. Знай цель и предел вожделения.
Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам себя делает таковым великолепными своими делами.
Кто в состоянии выразить, как он пылает, тот охвачен слабым огнем.
Лучше не иметь славы, чем иметь ложную славу.
Можно и прекрасное любить постыдно.
Надежда и желание взаимно подстрекают друг друга, так что когда одно холодеет, то и другое стынет, и когда одно разгорается, то закипает другое.
Подобно тому как тень не может родиться и держаться сама по себе, так и слава: если фундаментом ей не служит добродетель, она не может быть ни истинной, ни прочной.
Похвала полезна умному, вредна глупому.
Раз нельзя быть внешне тем, чем хочешь быть, стань внутренне таким, каким должен стать.
…Раз человек желает избавиться от своего жалкого состояния, но желает искренне и вполне, – такое желание не может оказаться безуспешным.
Свою любовь истолковать умеет лишь тот, кто слабо любит.
Слава никогда не помогает мертвым. Живым она много раз была гибельна.
Спор даже между друзьями имеет в себе что-то грубое, неприязненное и противное дружеским отношениям.
У кого много пороков, у того много и повелителей.
Уметь высказать, насколько любишь, значит мало любить.
Унижать других – гораздо худший вид гордости, чем превозносить себя не по заслугам.
Чем больше скупость, тем больше жестокость.
Что может быть на свете прекраснее, что может быть достойнее человека? Тот, кто способен служить людям и не делает этого, отвергает высочайший долг человека, и поэтому ему должно быть отказано в имени и природе человека.
Что пользы в том, что ты многое знал, раз ты не умел применять твои знания к твоим нуждам.

Лоренцо Пизано
(1395—1470 гг.)
писатель, теолог и моралист

Во всем, что радуется в природе своему изяществу, изобилует плодородием и блещет красой, проявляется любовь, печать же ее нарушения несет то, что изнемогает от вялости, бледности, слабости и близости смерти.
Лучше чему-нибудь научиться, публично признавшись в своей слабости, чем, изображая ученость, бесстыдно упорствовать в невежестве.
Любовь интеллекта отличается снежной чистотой и целомудренной стыдливостью, но вместе с тем некоторой вялостью и холодностью. Воля же одарена противоположной природой, она ничего не приемлет от вещей, а хочет их самих и, пока наслаждается ими, борется, безумствует, разрастается и жаждет все большего. Поэтому ее любовь горячая, пылкая, страстная, огненная и безумная даже в достойном.
Первые семена и зачатки истинной любви находятся всегда в интеллекте, но пока они не сформируются, их согревает тепло воли.
Природа вещей и мир неизменны, а все, что движется, притягивается любовью и рассеивается враждой.
Цель всякого хорошего действия – любить достойное любви, ненавидеть достойное ненависти, наслаждаться достойным наслаждения и пользоваться приносящим пользу. Дурного же – пользоваться тем, чем нужно наслаждаться, наслаждаться тем, чем следует пользоваться, ненавидеть любимое и любить ненавистное.
Кто же, кроме безумцев, не знает, что любовь соединена со страстью и слепым заблуждением, из-за которых разделяет связанное и разрывает соединенное.

Пьетро Помпонацци
(1462—1525 гг.)
философ

Грех ненавидят благие, любя добродетель.
Грех ненавидят дурные, страшась наказаний.
…Мудрый муж скорее предпочтет крайние несчастья и мученья пребыванию в невежестве, глупости и пороках.
Не все могут обладать равным совершенством, но одним оно дано в большей, другим в меньшей мере. Если же уничтожить это неравенство, род человеческий либо погибнет, либо будет лишен совершенства.
…Ни один мудрец, как бы ни был он нищ, немощен телом, лишен земных благ, не предпочтет жизни тирана или какого-нибудь погрязшего в пороках властелина, но разумно пожелает пребывать в своем состоянии.
…Предпочитая смерть за отечество, за друзей ради того, чтобы избежать порока, люди приобретают высочайшую добродетель и приносят пользу другим.
Следуя добродетели, человек достигает счастья, хотя бы частичного и не длительного; следствием же греха является несчастье.

Торквато Тассо
(1544—1595 гг.)
поэт Возрождения и барокко

Великие скорби безмолвствуют; они слезами не выражаются.
Движение может по своему действию заменить любое средство, но все лечебные средства мира не могут заменить действие движения.
Дружба – гавань, к которой стремится человек, она доставляет радость и спокойствие духа, она – отдохновение в этой жизни и начало жизни небесной.
Как молния сверкает раньше грома,
Так сострадание предшествует любви.
Мастер клеветы обвиняет, даже рассыпаясь в похвалах.
Ожидание несчастья – худшее несчастье, чем само несчастье.
Там, где царит праздность, не сверкают лучи гения, там нет стремления к славе и бессмертию, там не возникает ни представления о добродетели, ни даже видимости его.

Марсилио Фичино
(1433—1499 гг.)
философ-неоплатоник

Когда мы говорим о любви, ее надо понимать как желание красоты, ибо в этом заключается определение любви у всех философов.
Красота трояка – красота душ, тел и голосов. Красота душ постигается умом; тел – воспринимается зрением; голосов – только слухом.
Любовь есть желание наслаждаться красотой. Красота же есть некое сияние, влекущее человеческую душу.
Полюбив, самые тупые изостряют свой ум.
Радость более совершенна, чем знание, ибо не каждый в процессе познания радуется, но всякий, кто радуется, по необходимости при этом познает.
Существует два вида любви: одна простая, другая взаимная. Простая – когда любимый не любит любящего. Тогда любящий целиком мертв. Когда же любимый отвечает на любовь, то любящий, по крайней мере, живет в нем. В этом заключено нечто восхитительное.

Джозеффо Царлино
(1517—1590 гг.)
композитор,
музыкальный теоретик

Тот, кто не получает удовольствия от музыки, создан без гармонии.

Оставить комментарий