Французские афоризмы

Анри Барбюс
(1873—1935 гг.)
писатель,
общественный деятель

Понять жизнь и полюбить ее в другом существе – в этом задача человека и в этом его талант: и каждый может посвятить себя полностью только одному человеку.
Только святоши и слабые нуждаются в обольщениях, как в лекарстве.
После своей смерти человек может жить только на земле.
Война будет повторяться до тех пор, пока вопрос о ней будет решаться не теми, кто умирает на полях сражений.
Благо отдельного человека или отдельной нации связано с общим благом для всех.
Проповедь самых высоких идеалов не служит ничему, если не видит положительного пути к их достижению.
Когда налицо явная ложь, очевидное искажение истины, надо опровергать.
Школа – это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее.
Я твержу себе, что нет сверхъестественных сил, что ничто не падает с неба, что все в нас и в наших руках. И, окрыленный этой уверенностью, я ласкаю взглядом великолепие пустого неба, земной пустыни, рай возможного.
Мы говорим на великом языке сознания и разума, перед которым бессилен язык религии.
Идея справедливости неопровержима: она вырастает из нравственных законов, из законов разума, и из самой жизни масс; справедливость – слово, полное трепета жизни.
Источник нашей веры и надежды – правда.
Правда преодолевает любые пространства и не может быть остановлена никакими межами.
Мир – это спокойствие, вытекающее из труда.
Убийство всегда гнусно, иногда оно необходимо, но всегда гнусно.

Брижит Бардо
(род. 1934 г.)
киноактриса

Супружество – это соглашение, условия которого ежедневно пересматриваются и утверждаются заново.
Лучше быть неверной, чем верной без желания быть.
Нет тяжелее работы, чем стараться выглядеть красивой с восьми утра до полуночи.
В наше время нельзя прожить с мужчиной и полугода, чтобы тебя не объявили невестой.
Мир тесен: в конце концов все мы встретимся в постели.
Лучше быть старой, чем мертвой.

Натали Клиффорд Барни
(1876—1972 гг.)
писательница

Солнце – золото бедняков.
Если нас удивляет чей-либо выбор супруга, значит, у человека не было выбора.
Пустота засасывает. Вот почему мужчину влечет к женщине.
Садисты, во всяком случае, не равнодушны к страданиям своих жертв.
Слава – это когда тебя знают люди, которых ты не желаешь знать.
Если я иногда краснею, то только от удовольствия.
Все мы фаталисты, если речь идет о других.

Ролан Барт
(1915—1980 гг.)
культуролог,
литературовед

«Жаргон» – это воплощенное воображение.
В акте чтения постоянно сменяют друг друга две системы: посмотришь на слова – это язык, посмотришь на смысл – это литература.
Все, к чему только прикасается язык, – философия, гуманитарные науки, литература – в определенном смысле оказывается заново поставлено под вопрос.
Мы выбираем язык не потому, что он кажется нам необходимым, – мы выбираем себе язык и тем самым делаем его необходимым.
Наш век, быть может, будет назван веком размышлений о том, что такое литература.
Удовольствие от текста – это не обязательно нечто победоносное, героическое, мускулистое. Не стоит пыжиться. Удовольствие вполне может принять форму обыкновенного дрейфа.
Удовольствие от текста – это праведный мятеж против изоляции текста.
Удовольствие от текста – это тот момент, когда мое тело начинает следовать своим собственным мыслям; ведь у моего тела отнюдь не те же самые мысли, что и у меня.
Удовольствие от текста не имеет идеологических предпочтений.
Читатель – это человек без истории, без биографии, без психологии, он всего лишь некто, сводящий воедино все те штрихи, что образуют письменный текст.
Читать – значит желать произведение, жаждать превратиться в него.
Язык – самое существо литературы, мир, где она живет.
Язык стал для нас одновременно и проблемой и образцом, и, быть может, близок час, когда эти две его «роли» начнут сообщаться друг с другом.
Ясность – вещь двусмысленная. Ясность – это то, о чем, с одной стороны, нечего сказать, а с другой – можно говорить до бесконечности.
Ясность – это не атрибут письма, это само письмо.

Updated: 01.09.2012 — 11:19