Чудовище с зелеными глазами

Так в драме Шекспира «Отелло, венецианский мавр» Яго (д. 3, явл. 3, перевод (1864) П. И. Вейнберга) определяет ревность:

…пусть бог

Вас сохранит от ревности: она —

Чудовище с зелеными глазами.

Чумазый.

Кличка, данная М. Е. Салтыковым-Щедриным кулакам из кресть­ян, мещанства и купечества, хлынувшим на арену общественной жизни после реформы 1861 г. О приходе «чумазого» Салтыков в введении к «Мелочам жизни» ( 1886) писал: «Идет чумазый, идет! Я не раз говорил это и теперь повторяю: идет и даже уже пришел! Идет с фальшивою мерою, с фальшивым аршином и с не­утомимою алчностью, глотать, глотать, глотать… [В деревне] мы прежде всего встретимся с «чумазым», который всюду проник с сонми­щами своих агентов. Эти агенты рыщут по деревням, устана­вливают цены, скупают, обвешивают, обмеривают, обсчитывают, пла­тят несуществующими деньгами, являются на аукционы, от которых плачет недоимщик, чутко при­слушиваются к бабьим стонам и целы­ми обществами закабаляют и уводят в рабство людей, считающихся свободными. Словом сказать, везде, где чувст­вуется нужда, горе, слезы,— там и «чумазый» с своим кошелем. Мало того: чумазый внедрился в самую деревню в виде кабатчика, прасола, кулака, ми­ро­еда». Об этом же писал Салтыков в «Убежище Монрепо» (1879): «Придет «чумазый», придет с ног до головы наглый, с цепкими рука­ми, с несытой ут­робой — придет и слопает!»

ÑШÐ

Updated: 03.03.2014 — 21:36